0

Является ли объяснение доказательством по уголовному делу

Дата размещения статьи: 18.05.2015

Федеральным законом N 23-ФЗ от 4 марта 2013 г. были внесены существенные изменения и дополнения в ряд статей Уголовно-процессуального кодекса РФ, в т.ч. и в ст. 144 УПК РФ. Данные действия законодателя были направлены на то, чтобы определить новые положения, при соблюдении которых правоприменитель в результате получил бы годные (допустимые) к использованию (применению) доказательства в виде объяснения потенциального потерпевшего или свидетеля. Речь об этом идет в ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ: "полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения (то есть, по сути, показания, которые облачены в процессуальную форму объяснения) могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 настоящего Кодекса".
Прошло больше чем полгода, как дополнения внесены. Что же происходит после внесенных изменений? Как применяются и применяются ли они на практике? Используются ли объяснения в качестве доказательств и в какой форме?
Опрос, проведенный среди слушателей, находящихся на повышении квалификации в ИПК СК РФ, следственная и судебная практика, поступающая в Институт из регионов, за период действия внесенных дополнений показали, что следователи по-прежнему не используют полученные объяснения в качестве источника доказательств применительно к стадии предварительного расследования по возбужденным уголовным делам. Причинами такового называются: сомнения в части возможности использования объяснения лица "напрямую" как доказательства по делу в силу неопределенности некоторых процессуальных моментов в части соблюдения конституционных, процессуальных прав и обязанностей; сомнение в возможности применения аналогии правовых норм к стадии предварительного следствия и т.д.
Один из слушателей ИПК СК РФ в ходе проводимого опроса сказал, что по устному указанию прокурора района в бланк объяснения были внесены дополнения о п. 1.1, 1.2 ст. 144 УПК РФ, о разъяснении ст. 51 Конституции РФ, о предупреждении по ст. 306, 307, 308, 310 УК РФ для того, чтобы иметь допустимое "доказательство" в виде объяснения лица. А правильно ли это?
Полностью присоединяемся к мнению Цховребовой И.А. относительно того, что "в праве существует незыблемое правило — нормы должны быть максимально четкими и конкретными, их смысл должен быть предельно ясен для правоприменителя. Это обеспечит не только единообразное и правильное применение норм закона, но и предотвратит попытки истолковать положения закона в угоду частным интересам" .
———————————
Цховребова И.А. Новые процессуальные средства проверки сообщений о преступлении: что изменилось? // Российский следователь. 2013. N 21. С. 22 — 24.

В.С. Балакшин также ведет речь о том, что "важно, чтобы в законе был прописан четкий, основанный на здравом смысле механизм вовлечения объяснений в сферу уголовного судопроизводства, проверки, оценки их относимости, допустимости и достоверности, как и любого другого доказательства" .
———————————
Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве // Российский юридический журнал. 2012. N 5; СПС "КонсультантПлюс".

Законодателем действие ст. 144 УПК РФ отнесено к стадии проверочной, доследственной, нацеленной на решение вопроса о возбуждении уголовного дела. Содержание ч. 1.2 этой статьи указывает на необходимость соблюдения требований ст. 75 УПК РФ, что применимо только к стадии предварительного следствия. Соответственно, сведения, полученные от лиц на стадии проверки заявления и сообщения о преступлении, в рамках возбужденного уголовного дела будут соответствовать показаниям потерпевшего или свидетеля (ст. 78 и 79 УПК РФ), которые облачены в процессуальную форму протокола их допроса (ст. 190 УПК РФ).
На стадии же проверки заявления или сообщения показания лица должны быть облачены в форму объяснения. Строго регламентированных требований, предъявляемых к структуре и содержанию объяснения, законодателем не определено. Но в практической деятельности помимо сведений о лице, получающем объяснение, и лице, дающем объяснение, сейчас необходимо разъяснить права и обязанности, указать в тексте объяснения, что конкретно было разъяснено, исходя из требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ.
Возникает вопрос: может ли лицо, получающее объяснение, а вернее, должно ли оно, по аналогии с протоколом допроса разъяснять опрашиваемому, что данные объяснения могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в т.ч. и в случае его последующего отказа от этих показаний (как то предусмотрено в п. 3 ч. 2 ст. 42, п. 2 ч. 4 ст. 46, п. 3 ч. 4 ст. 47, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ)?
А.В. Чуркин в своей статье по указанному вопросу высказывает мнение, что аналогия допустима и необходимо исходить из понимания "статуса участника уголовного судопроизводства" .
———————————
Чуркин А.В. Допустимость в уголовном процессе объяснений как новых доказательств // Уголовный процесс. 2013. N 17. С. 20.

Читайте также:
Ознакомление с материалами доследственной проверки упк рф

При этом возникает другой вопрос: а приобрело ли лицо, от которого получают объяснение, "статус участника уголовного судопроизводства"? Помимо того, что лицо, от которого получается объяснение, может быть не только потенциальным свидетелем и потерпевшим, но и виновным лицом (подозреваемым, обвиняемым). До получения объяснения от этого лица можно только предполагать, каков будет его статус. Правовое положение этого лица еще окончательно не определено. Тогда о каком "статусе" ведет речь уважаемый А.В. Чуркин? Если законодатель прописал в ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ право не свидетельствовать, то почему не прописал механизм реализации этого права, как это сделано в ст. 42, 46, 47, 56 УПК РФ?
Также в п. 6 вышеназванной статьи А.В. Чуркин предлагает: "перед началом допроса опрашиваемое лицо (будущий потерпевший или свидетель. ) . должно быть предупреждено под роспись об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос" .
———————————
Там же. С. 22.

Но для заведомо ложного доноса характерно то, что:
1) информация касается именно обвинения в совершении преступления (а не дачи каких-либо пояснений), а не иного противоправного деяния;
2) информация касается конкретного человека или группы лиц;
3) информация направляется в правоохранительный орган (а не получается в ходе дачи объяснения), который вправе ее проверить и по результатам вынести постановление о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.
То есть предупреждение по ст. 306 УК РФ возможно в отношении лица, обращающегося с заявлением или сообщением о преступлении. Если же лицо дает какие-либо пояснения и их облачают в форму объяснения, то уместнее было бы предупреждать об ответственности за заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ) либо об отказе от дачи показаний (ст. 308 УК РФ). Относительно статуса потерпевшего и свидетеля это требование о предупреждении закреплено в ч. 7 ст. 42 и ч. 8 ст. 56 УПК РФ.
И опять же, возвращаясь к тому, что процессуальный статус лица, дающего объяснения, не определен, то и предупреждение его по ст. 307 и 308 УК РФ невозможно (даже по аналогии). Не упоминается о предупреждении по ст. 306 — 308 УК РФ и в дополнениях от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ к ст. 144 УПК РФ, но отсылка на ст. 161 УПК РФ (а в ней на предупреждение по ст. 310 УК РФ) присутствует.
Если положения об ответственности, о несвидетельствовании против себя и своих близких, а в случае согласия дать пояснения и дачи ложных пояснений либо в отказе от них на стадии фиксирования в форме объяснения неприменимы, то и нельзя гарантировать правдивость пояснений лица. При этом страдает принцип достоверности получаемых сведений, а с ним напрямую связан принцип допустимости доказательств. Отсюда следует сделать вывод о том, что объяснение ни в коей мере не может приниматься как прямое доказательство по делу.
Данный тезис подтверждается и выводами Е.А. Доля о том, что "содержание доказательств, собираемых при производстве по уголовному делу, формируется с учетом законных интересов и правового положения лиц, от которых они исходят. Эта особенность не может быть учтена при получении рассматриваемых сведений в ходе проверки сообщения о преступлении. В силу отмеченных причин использовать указанные сведения в качестве доказательств нельзя ни при каких условиях" .
———————————
Доля Е.А. Особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме // Российский судья. 2013. N 6.

Использование же объяснения, полученного на стадии доследственной проверки, в качестве косвенного доказательства по делу возможно лишь в совокупности с другими доказательствами по возбужденному делу и только в результате дополнительного процессуального закрепления, переводя в разряд иного документа, с учетом конкретных обстоятельств по делу. Это те случаи, когда объяснения от лица были получены, а после возбуждения уголовного дела в силу ряда физических причин не имеется возможности допросить это лицо в процессуальном статусе потерпевшего или свидетеля. По этому направлению и шла судебная практика.
Таким образом, после внесения дополнений в ст. 144 УПК РФ появилось больше вопросов, чем ответов, т.к., прописав право, законодатель не определил механизм реализации этого права. Поэтому будут иметься предпосылки применить это право в той части, в какой хотелось бы, а не по общему правилу, которое должен был законодатель четко и ясно определить. И пока эти правила не будут получены от законодателя, то объяснения как доказательства так и останутся в качестве недопустимых.

Литература

1. Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве / В.С. Балакшин // Российский юридический журнал. 2012. N 5; СПС "КонсультантПлюс".
2. Доля Е.А. Особенности доказывания при производстве дознания в сокращенной форме / Е.А. Доля // Российский судья. 2013. N 6.
3. Цховребова И.А. Новые процессуальные средства проверки сообщений о преступлении: что изменилось? / И.А. Цховребова // Российский следователь. 2013. N 20 (1). С. 22 — 24.
4. Чуркин А.В. Допустимость в уголовном процессе объяснений как новых доказательств / А.В. Чуркин // Уголовный процесс. 2013. N 17. С. 20.

Читайте также:
Передача имущества находящегося в оперативном управлении

Дата публикации: 29.01.2018 2018-01-29

Статья просмотрена: 386 раз

Библиографическое описание:

Алексеенко Л. И. О некоторых проблемах получения объяснений на стадии возбуждения уголовного дела // Молодой ученый. — 2018. — №4. — С. 128-130. — URL https://moluch.ru/archive/190/47994/ (дата обращения: 02.09.2019).

Встатье анализируются актуальные вопросы осуществления некоторых неотложных следственных действий, а именно получения и использования объяснений, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении. Анализируется правовая природа объяснения и обращается внимание на недостаточную правовую регламентацию. Так, законодатель, наделив органы предварительного расследования правом получать объяснения, не раскрыл при этом ни что понимается под «объяснением», какова его правовая природа, не регламентировал порядок получения и процессуальную форму закрепления хода и результатов процессуального действия.

Ключевые слова: стадиявозбуждения уголовного дела, проверка сообщения о преступлении, процессуальный порядок получения объяснения.

Возбуждение уголовного дела является одной из стадий уголовного процесса, которая на протяжении всего существования УПК РФ 2001 года вызывает множество дискуссий в научной и практической среде. Именно от этой стадии зависит достижение целей уголовного судопроизводства. Законодатель повсеместно вносит изменения в раздел 7 УПК РФ (последние изменения внесены Федеральными Законами от 04.03.2013 N 23-ФЗ и от 22.10.2014 N 308-ФЗ), стремясь урегулировать возникшие противоречия и свести к минимуму нарушения.

Из смысла ч. 1 ст. 144 УПК РФ следует, что стадия возбуждения уголовного дела состоит из трех этапов:

  1. принятие сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении;
  2. проверка сообщения о преступлении;
  3. принятие процессуального решения.

Базисом стадии возбуждения уголовного дела, несомненно, является производство проверки сообщения о преступлении, от полноты и всесторонности проведения которой зависит законность и обоснованность принятия итогового процессуального решения — о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела.

Изменения, внесенные Федеральным Законом от 04.03.2013 N 23-ФЗ, значительно расширили перечень возможных проверочных мероприятий, которые дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе производить до возбуждения уголовного дела.

К ним, помимо ранее указанных, согласно ст. 144 УПК РФ относятся следующие действия:

– получение образцов для сравнительного исследования;

– истребование документов и предметов;

– изъятие документов и предметов в порядке, установленном УПК РФ;

– назначение судебной экспертизы;

– принятие участия в производстве судебной экспертизы и получение заключения эксперта в разумный срок;

– производство осмотра места происшествия, документов, предметов, трупов;

– производство освидетельствования. [1]

По мнению некоторых ученых, законодательное закрепление ряда вышеперечисленных процессуальных и следственных действий в целом является положительной тенденцией, и позволяет удовлетворить потребности правоприменителей в плане расширения процессуальных возможностей проверки сообщения о преступлениях, а также обеспечить баланс публичных и частных интересов, строго следуя гарантированным Конституцией РФ принципам. [9]

Вместе с тем, законодатель, фактически наделив субъекта проверки сообщения о преступлении новыми полномочиями, не предусмотрел и не урегулировал порядок проведения определенных процессуальных действий, а также форму их закрепления.

Так, законодатель, закрепил в ст. 144 УПК РФ право должностных лиц получать объяснения. В целом значимость объяснений неумолима, информация в них содержащаяся, является наиболее полной и «свежей», поскольку получают объяснения в течение непродолжительного срока после совершения преступления.

Однако, УПК РФ не регламентирует процессуальный порядок получения объяснений, фиксации его результатов, статус лица, дающего объяснения.

Проблемным аспектом также является то, что поскольку объяснения не приравнены к показаниям, следовательно, при производстве данного процессуального действия должностное лицо, осуществляющее проверку сообщения о преступления, не может предупредить лицо, которое дает объяснения, об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ. Отсутствие угрозы наступления ответственности, в свою очередь, порождает возможность дающего объяснение лица ввести в заблуждения должностное лицо, сообщить информацию, несоответствующую действительности.

Вышеуказанные пробелы в свою очередь порождают вопрос — а могут ли сведения, содержащиеся в объяснении, использоваться в качестве доказательств, и являются ли они допустимым доказательством?

Из смысла ст. 75 УПК РФ следует, что допустимым доказательство будет в том случае, если оно получено в соответствии с требованиями УПК РФ. Но УПК РФ никаких конкретных требований к получению объяснений не предъявляет. Таким образом, и получается взаимоисключающая ситуация, решение которой находят ряд ученых процессуалистов.

Читайте также:
Состав аттестационной комиссии на соответствие занимаемой должности

В науке существует точка зрения, согласно которой считается, что происходит сближение института дачи объяснений и допроса. [9] Так, законодатель в ч.2 ст.144 УПК РФ предусмотрел, что лицам, которые участвуют в производстве процессуальных действий (в том числе и получении объяснений) при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные УПК РФ, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. При нарушении данного требования объяснения признаются недопустимыми доказательствами.

Таким образом, ряд ученых предлагают закрепить в ч. 1 ст. 144 УПК РФ наряду с иными следственными действиями права лица, осуществляющего проверку поступившего сообщения о преступлении, на проведение допроса. Аргументируя тем, что дополнение ч.1 ст. 144 УПК РФ правом производить допросы решит практические проблемы получения показаний на стадии возбуждения уголовного дела. [2, 9]

Вместе с тем не все ученые разделяют данную позицию, и в целом позицию расширения полномочий должностных лиц в процессе проверки сообщения о преступлении.

На практике подобные изменения, расширяя возможности уполномоченных лиц на стадии возбуждения уголовного дела, с другой стороны, «стирают» и без того достаточно зыбкую грань между процессуальными действиями, проводимыми до возбуждения уголовного дела на этапе проверки, и самим предварительным расследованием. [8]

Так, например, интерес вызывает точка зрения И. Маслова и А. Новикова, считающих, что «в настоящее время так называемая доследственная проверка стала по своей сути непроцессуальной формой расследования, а уголовное дело возбуждается лишь после того как установлена судебная перспектива уголовного дела». [5]

В. М. Быков пишет: «С одной стороны, действительно, объяснение лица — это не протокол допроса. Объяснение гражданина, данное им в ходе предварительной проверки сообщения о преступлении, представляет собой другой вид доказательств — это иные документы, предусмотренные ст. 84 УПК РФ. В части первой данной нормы указывается, что иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ». [3]

Другая группа ученых видит решение проблемы в законодательном закреплении процессуального порядка получения объяснений и фиксации его результатов, а также гарантий обеспечения достоверности полученных данных. [6]

С данной точкой зрения следует согласиться, поскольку именно подробная законодательная регламентация обеспечит возможность беспрепятственного использования сведений, содержащихся в объяснениях в качестве доказательств.

Таким образом, необходимо дополнить УПК РФ статьями, регламентирующими порядок вызова для дачи объяснения; порядок получения объяснений; дополнить УПК РФ статьей, которая будет регламентировать процессуальную форму объяснений (с указанием какие сведения в обязательном порядке должны содержаться в объяснениях).

Очевиден тот факт, что существование «абстрактных» норм уголовно-процессуального закона порождает определенные вопросы и противоречия в провоприменительной деятельности, что, в свою очередь, может повлечь за собой злоупотребления и произвол со стороны должностных лиц. Следовательно, необходимо дальнейшее совершенствование УПК РФ в части регламентации деятельности по проверке сообщений о преступлении в целях обеспечения реализации и соблюдения прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Здравствуйте! скажите пожалуйста если по уголовному делу были даны показания т.е взяли объяснения , а при допросе в качестве подозреваемого отказались давать показания на основании ст. 51 крф. Является ли доказательством по уголовному делу объяснение .

Вопрос относится к городу Уфа

Ответы:

Объяснение – это источник доказательств, предусмотренный ст. 84 УПК документ.

Статья 84. Иные документы

[Уголовно-процессуальный кодекс РФ] [Глава 10] [Статья 84]

1. Иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в статье 73 настоящего Кодекса.

2. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном статьей 86 настоящего Кодекса.

3. Документы приобщаются к материалам уголовного дела и хранятся в течение всего срока его хранения. По ходатайству законного владельца изъятые и приобщенные к уголовному делу документы или их копии могут быть переданы ему.

4. Документы, обладающие признаками, указанными в части первой статьи 81 настоящего Кодекса, признаются вещественными доказательствами.

adminlawsexp

adminlawsexp

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о