0

Является ли постановление конституционного суда источником права

Читайте также:

  1. Ableton Live получает темп от внешнего источника.
  2. I. Алгоритм решения задач
  3. I. Алгоритм решения задач
  4. I. Алгоритм решения задач
  5. I. Алгоритм решения задач
  6. I. ИСТОЧНИКИ
  7. I. На этапе принятия решения о размещении ценных бумаг
  8. I. Понятие и система принципов конституционного статуса личности
  9. I. Самостоятельная работа с информационными источниками
  10. I.1.1.Объемно-планировочные решения здания и ТЭП к нему
  11. II. Алгоритм решения задач
  12. II. Алгоритм решения задач

Особый интерес в современной науке вызывает вопрос о причислении судебных решений и, в частности, решений Конституционного суда РФ к числу источников конституционного права. Актуальность вышеназванной темы объясняется все возрастающей ролью судебной практики в правотворчеством в целом. Связанно это с тем, что в процессе глобализации наблюдается интеграция различных правовых систем одна в другую, что также сказывается и на развитии права в России.

Итак, являются ли решения Конституционного суда источником права? В юридической науке нет однозначного ответа на данный вопрос. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданова, Т.Г. Морщакова).

Эти разногласия вызваны сложившейся правовой доктриной. В качестве аргументов против признания судебных решений в качестве источников права выдвигают: 1) непринадлежность России к числу стран с прецедентной (англо-саксонской) системой права;2) акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип "разделения властей".

Функция толкования конституционного текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество — конституционного законодательства. Осуществляя толкование основного закона, Конституционный суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный суд, а измерить и отменить судебное решение может лишь он сам.

Конституционный суд выступает в роли законодателя, правда, "негативного": он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч.3 ст.79 Закона о Конституционном суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

По мнению М.А. Митюкова, решения Конституционного суда РФ фактически являются источником права и имеют характер нормативных актов, который должен быть закреплен в федеральном законодательстве. Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого суда, но и соответствующие государственные институты. Среди проблем, связанных с реализацией таких решений, можно выделить неоперативность исполнения постановлений; продолжение действия актов, признанных неконституционными; нерадивость и медлительность отдельных должностных лиц и органов; низкую оперативность в корректировке законодательства.

Главный консультант аппарата судей Конституционного суда Кожлаев С.А. занимает в данном вопросе аналогичную точку зрения, говоря, что "судебное нормотворчество — один из источников права, так как функция суда в правовом государстве сводится не только к отправлению правосудия, но и к участию в нормотворческой деятельности". Сходных позиций придерживается заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.М.Жуйков. Он связывает необходимость признания судебной практики источником права с необходимостью непосредственного применения норм Конституции РФ на всей территории РФ и наличием многочисленных пробелов в законодательстве.

Вообще правотворческая деятельность судов в правовой системе России официально не признается, в доктрине интерпретируется противоречиво, но реально существует и через высшие судебные инстанции влияет на развитие права, также как это имеет место в ряде других стран Европейского континента.

Правовой статус Конституционного суда обусловлен спецификой его полномочий и положений в системе органов государственной власти — он стоит в одном ряду с парламентом, главой государства и правительством.

Конституционный суд обладает особым правовым статусом по сравнению с другими высшими судебными органами. Толкование закона, которые дают Верховный суд и Высший арбитражный суд обязательны лишь для подведомственных судов, а постановления Конституционного суда обязательны для всех лиц частного и публичного права в РФ.

Особый статус Конституционного суда состоит в опосредованном наделении его законодательными функциями. Этот тезис раскрывается в двух аспектах:

1) Конституционный суд обладает негативными полномочиями, отменяя законы и другие нормативные акты, либо их отдельные положения и в силу их несоответствия Конституции по содержанию, по форме и порядку принятия, опубликования или введения в действие. По этим же основаниям Конституционный суд может дисквалифицировать международные и внутригосударственные договоры.

2) Конституционный суд РФ в известной мере обладает позитивными законодательными полномочиями. Он активно содействует Федеральному Собранию, представительным органам субъектов в осуществлении их законодательных полномочий. Это выражается в рекомендациях законодателю осуществить необходимое нормативно-правовое регулирование в соответствии с правовыми позициями Конституционного суда РФ. В этих случаях его правовые позиции выступают материальными критериями нового правового регулирования, задают ему известные параметры, являются своеобразными моделями будущих правовых норм. В силу принципа разделения властей Конституционный суд, как и другие органы правосудия, является правоприменительным органом, он не может творить право, это прерогатива законодательной власти. Вместе с тем необходимо признать, что в случае толковании Конституции Конституционный суд фактически выступает в роли второго законодателя.

Следовательно, решения Конституционного суда создают новые нормы и этот орган в определенной мере необходимо признать правотворческими, а его решения прецедентом. Так, по мнению Г.А. Гаджиева, судьи Конституционного суда " правовые позиции Конституционного суда ближе всего находятся к прецеденту и в силу этого именно его правовые позиции следует считать источником права". Существует также мнение о том, что юридическая сила итоговых решений Конституционного суда превышает юридическую силу любого закона, а соответственно она практически равна юридической силе самой Конституции, которую уже нельзя применять в отрыве от итоговых решений Конституционного суда, относящихся к соответствующим нормам, и тем более вопреки этим решениям.

Читайте также:
Образец написания характеристики на работника для награждения

Таким образом, можно сделать вывод, что российская правовая доктрина претерпевает изменения, приобщая решения Конституционного суда к источникам права, и законодателю необходимо принять закон, закрепляющий возможностью существования судебных прецедентов, а также устанавливающий ограничения возможности их применения.

Р.З. Митюкова*

Дата добавления: 2014-12-24 ; Просмотров: 4679 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

студентка Уральского филиала Российского государственного университета правосудия [1] [2] [3]

Конституционное право представляет собой комплекс правовых норм, охраняющих основные права и свободы человека и учреждающих в этих целях определенную систему государственной власти.

Рассмотрим источники конституционного права в Российской Федерации, к таковым относят: Конституцию РФ, международные акты, федеральные конституционные законы «О Конституционном Суде Российской Федерации»; «О Правительстве Российской Федерации»; федеральные законы: «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»; «О выборах Президента Российской Федерации» и т. д., законы РФ, законы бывшего СССР и РСФСР в той составляющей, которая не противоречит Конституции РФ, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, решения и постановления Конституционного Суда РФ , а также Верховного Суда РФ.

Следует отметить, что под источником права в юридическом смысле понимаются формы, при помощи которых устанавливаются и наделяются обязательной силой правовые нормы. Представленная функция выполняется правовыми актами. В данном виде и подлежат изучению источники конституционного права.

Мы наиболее подробно рассмотрим проблему реализации постановлений КС РФ как источника права. Источники

конституционного права представлены нормативными правовыми актами . Особенность решений Конституционного Суда обнаруживается тем, что они включают в себя как элементы судебного акта, так и элементы нормативного акта, объединяя их. Во многих

случаях постановлениям Конституционного Суда РФ присущи характерные черты нормативных актов:

1. вводят изменения в действующие нормативно-правовые

  • 2. обладают неконкретностью адресата;
  • 3. сохраняют действие вне зависимости от их исполнителя;
  • 4. обладают возможностью многократного применения.

Решения, принятые Конституционным Судом РФ, аналогично

постановлениям других судов, провозглашаются от имени государства, фиксируют окончательный результат судебного разбирательства единичного юридического дела; создают и влекут за собой определенные юридические последствия^ также не связаны актами других органов. К тому же решениям Конституционного Суда Российской Федерации свойственны признаки, имеющие свою специфику, которая отличает их от постановлений иных судебных органов. В основном, именно в юридической силе решений проявляются различия. Решения Конституционного Суда, из которых следует, что неконституционные нормативные правовые акты теряют свою юридическую силу, имеют аналогичные решениям нормотворческого органа пределы распространения в пространстве, во времени, и по кругу лиц, а значит, общее значение, не свойственное актам иных судов [4] .

Постановления Конституционного Суда, включая в себя общесистемные черты источников права, вместе с тем содержат некоторые признаки, аналогичные признакам такого источника права, как судебный прецедент. Решения Суда обладают также и определенным правоприменительным значением. Следует отметить, что прецедент обладает следующими признаками [5] :

  • 1. судебный прецедент создается исключительно судебными инстанциями;
  • 2. судебный прецедент обязателен для применения в судах той же или низшей инстанций;
  • 3. в основе судебного прецедента содержится правовой принцип, определенный судом в рамках сформулированных методик и по итогам правовой аргументации значительных обстоятельств спора;
  • 4. некоторые авторы обособляют дополнительный признак. Судебный прецедент необходимо официально опубликовывать в специальных сборниках, тем самым ему придается официальность и общедоступность использования в практической сфере.

Приверженцы причисления решений КС РФ к разряду прецедентов, вероятнее всего, руководствуются фактом, вхождения КС РФ в судебную систему, и тем, что сила его решений охватывает не только те положения правовых актов, которые являлись непосредственным предметом его рассмотрения, но и подобные положения, имеющиеся в иных актах [6] [7] . Судебный прецедент является результатом оценивания судом определенного комплекса фактов. Судебные же органы, осуществляющие конституционный контроль, рассматривают в основном правовые вопросы, нежели вопросы факта, и потому предметом изучения в пределах конституционного судопроизводства представлены не фактические обстоятельства, а законы и иные правовые акты. Помимо этого, о судебном прецеденте следует говорить как о результате деятельности суда, являющимся вышестоящим по отношению к другим судам. Иными словами, необходимо существование отношений иерархической, т.е. инстанционной подчиненности, между судом, создающим прецедент, и судами, для которых этот прецедент является обязательным. Однако КС РФ не является вышестоящей инстанцией для каких-либо других судов. Следовательно и о прецедентном характере его решений, в том понимании, которое изначально соответствует понятию «судебный прецедент», не стоит даже говорить.

Однако мнения ученых существенно разделяются. В. А. Кряжков считает, что неправильно игнорировать значение Конституционного Суда, в качестве прецедента, направляющего других субъектов к верному трактованию Конституции. Подобное восприятие решений породило бы предпосылки для улучшения конституционного пространства России. Оно подразумевает, что субъекты права исправляют принятые ими акты, реализуют их согласно интерпретации, подобной той, что содержится в выводах Конституционного Суда применительно к подобной ситуации. И далее отмечает, что решение прецедентно, является обязательным и для самого Суда. Это наделяет правоотношения стабильностью, предполагает уважение к сторонам конституционного процесса, которые могут предполагать, что Суд в этом деле будет опираться на ту юридической логику, какой он следовал ранее, при рассмотрении подобных по содержанию и значению вопросов*".

Ко всему вышесказанному стоит добавить, что характер изложения решений Конституционного Суда является сходным с судебным прецедентом. В нем общеобязательно не все сказанное в мотивировочной части, а только правовые позиции как нормативноинтерпретационная составляющая в единстве с резолютивной частью.

Читайте также:
Очередность наследников при вступлении в наследство схема

Таким образом, определенный вид итоговых решений, которые принимаются Конституционным Судом РФ (решениями об установлении неконституционное™ нормативных актов), содержат признаки, свойственные источникам права. Подобные решения вводят изменения в систему действующих правовых норм, при этом исключая возможность действия неконституционных.

Решения, принятые Конституционным Судом являютя окончательными и не подлежат обжалованию, они обязательны на всей территории РФ [8] [1] . Решения, в результате которых устанавливается неконституционность действующих норм права, содержат признаки, характерные для источникам права, а именно: особую юридической силу, общеобязательность, общеизвестностью, структурированностью, непосредственное действие. Такие решения воздействуют на правовую систему, внося в нее ряд изменений. Однако им присущ «охраняющий» и отчасти производный характер, допустимость их принятия ограничивается множеством дополнительных условий.

студент, направление подготовки Юриспруденция Санкт-Петербургский Государственный Университет (СПбГУ)

Россия, г. Санкт-Петербург

студент, направление подготовки Юриспруденция Санкт-Петербургский Государственный Университет (СПбГУ)

Россия, г. Санкт-Петербург

THE LEGAL VIEWS OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF RUSSIAN FEDERATION AS A SOURCE OF LAW

M. Kashnikova

Student, Faculty of law, Saint Petersburg University

D.Yamovich

Student, Faculty of law, Saint Petersburg University

Аннотация. Вопрос о месте правовых позиций Конституционного Суда в системе источников права имеет крайне важное, как теоретическое, так и практическое значение. Являясь судебным органом, Конституционный Суд, безусловно, выполняет также нормотворческие функции, в связи с чем встаёт вопрос о правовой природе разработанных им позиций, содержащихся в определениях и постановлениях. На него и попытались ответить авторы данной статьи.

Abstract. It’s very important both for the theory and practice to determine the place of the legal views of the Constitutional Court of Russian Federation in the system of sourсes. The Constitutional Court is judicial body, but it also fulfils the normative functions, that’s why there is a question about the legal nature of its legal views. The authors of this article try to answer this question.

Ключевые слова: источник права; правовая позиция; конституционное право; судебная практика; Конституционный Суд.

Keywords: a source of law; a legal view; constitutional law; case law; the Constitutional Court.

Для дальнейшего рассмотрения выбранной проблематики необходимо определиться с основными понятиями, которые будут использоваться при раскрытии темы.

Под источником права понимаются формы внешнего выражения правовых норм в виде актов компетентных государственных органов, которые могут быть использованы правоприменительными органами – судами. Для того, чтобы установить, являются ли правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации источником права, мы должны проверить их по определенным критериями. Во-первых, источники права обладают правотворческой значимостью, т.е. создаются в процессе правотворчества в особом порядке, для чего используются особые приёмы и средства юридической техники. Во-вторых, они представляют собой юридически оформленную государственную волю и вступают в силу только после санкционирования государством. В-третьих, источники права обладают общеобязательным характером. Также они имеют особую юридическую форму, должны обладать формальной определенностью, быть конкретными и чёткими. Еще один признак заключается в том, что источники права регулируют определенные сферы общественной жизни и должны быть общеизвестны: государство должно осуществлять информирование о существе установленных в источниках права правил поведения, сфере и пределах их действия. При этом не стоит забывать о принципе, выработанном ещё римскими юристами: «Ignorantia non est argumentum».

Теперь рассмотрим вопрос о компетенции Конституционного Суда РФ. Деятельность Конституционного Суда РФ регулируется Конституцией Российской Федерации и Федеральным Конституционным Законом «О Конституционном Суде Российской Федерации. Эти нормативно-правовые акты наделяют Конституционный Суд довольно широкими полномочиями, к числу которых относятся: абстрактный (последующий) конституционный нормоконтроль; предварительный нормокнотроль – в отношении не вступивших в силу международных договоров РФ; разрешение споров о компетенции между органам государственной власти РФ и органами власти субъектов РФ; также КС РФ осуществляет конкретный нормоконтроль при проверке конституционности законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах на основании жалоб на нарушение конституционных прав и свобод, поступающих от граждан, а также по запросам судов. Список перечисленных полномочий не является исчерпывающим. Как отмечает С.Э. Несмеянова: «Законодатель неоднократно пользовался своим правом расширения компетенции Конституционного Суда РФ, в связи с чем следует признать, что в настоящее время не представляется возможности чётко установить объём полномочий этого органа» [5, с. 69].

Теперь встает вопрос о том, что же понимается под «правовой позицией» КС? До недавнего времени ФКЗ о Конституционном Суде содержал норму, в которой непосредственно применялся термин «правовая позиция», однако в 2010 году в ФКЗ о Конституционном Суде РФ были внесены изменения, в результате чего этот термин был изъят из текста Закона, при этом сам феномен «правовой позиции», её значение и содержание продолжает привлекать внимание теоретиков и практиков юриспруденции. Правовой позицией можно назвать выводы общего характера, которые Конституционный Суд формулирует в своих решениях на основе толкования Конституции, которые представляют интерес как для законодателя, так и для правоприменительных органов.

Исходя из приведенного выше понимания термина «правовая позиция», следует поставить вопрос о юридической силе последней и возможности её изменения. По мнению Н.В. Витрука, «по юридической силе правовые позиции Конституционного Суда приравниваются к самой Конституции РФ» [4, с. 69]

Поскольку правовая позиция Конституционного Суда содержится в его решении, она общеобязательна (ст. 6 ФКЗ). Так, в определении от 7 октября 1997г. № 88-О КС РФ установил, что «правовая позиция может содержаться в любом решении Конституционного Суда РФ» [3, ст. 4900].

Обязательность правовых позиций подтверждается их устойчивостью и неоднократным использованием при обосновании Конституционным Судом вновь принимаемых решений. В качестве подтверждения этой точки зрения можно привести Постановление от 29 января 2004 г. № 2-П, где есть слова: «согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в…», а также «правовая позиция, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от… конкретизирована в определении от…». В практике Конституционного Суда встречаются случаи, когда в ранее изложенную правовую позицию вносятся дополнения и изменения, что подтверждает феномен правовой позиции как способа познания той или иной нормы.

Читайте также:
Увольнение сотрудника в отпуске по собственному желанию

Интересным представляется вывод, сделанный А.Н. Кокотовым: «Возможность изменения Конституционным Судом собственных правовых позиций означает, что присущие им свойства обязательности и окончательности (в отличие от обязательности и окончательности решений, в которых правовые позиции закреплены) не являются юридически непреодолимыми, правда только для самого Конституционного суда» [10, с. 7]

Правовые позиции Конституционного Суда имеют значение не только для обоснования по аналогичным вопросам последующих решений самого Суда, но и играют большую роль во взаимоотношениях с правоприменителем и иными судами, которые обязаны корректировать свою деятельность с учётом органа конституционного судебного контроля.

Правовые позиции обязательны для законодателя, поскольку именно в них содержится не толкование самой Конституции РФ, но и конституционный смысл тех или иных нормативно-правовых актов, проверяемых в пределах полномочий Конституционного Суда РФ, которые законодательному органу необходимо изменить, дополнить, учесть при совершенствовании текущего законодательства. Безусловно, обязательными правовые позиции Конституционного Суда РФ являются и для конституционных (уставных) судов субъектов РФ.

Учитывая все признаки правовых позиций, содержащихся в решениях Конститу­ционного Суда Российского Федерации и соотнеся их с признаками источников права в целом, мы можем сделать вывод о том, что правовые позиции Конституционного Суда РФ можно считать источником права. Многие правоведы убеждены, что для этого необходимо придать им статус закона, что приведет к нарушению принципа разделения властей. Но в этом, на наш взгляд, нет необходимости. Признание за решениями Конституционного Суда статуса законов признало бы за ним законодательные полномочия, что является недопустимым. К тому же, никто не будет спорить с тем, что Постановления Правительства РФ, которое осуществляет исполнительную власть на территории Российской Федерации, а также Указы Президента РФ относятся к источникам права и причисляются к подзаконным правовым актам. В чём тогда разница между признанием источника права за актами, издаваемыми исполнительным органом и судебным? Некоторые противники признания правовых позиций Конституционного Суда РФ источником права ссылаются также на то, что это не соответствует особенностям континентальной правовой семьи, к которой относится Российская Федерация. Но романо-германская правовая система не отрицает судебный прецедент как источник права, она лишь признает приоритет нормативно-правового акта. Поэтому М.Н. Марченко совершенно точно заметил: «Тот факт, что закон в широком смысле слова рассматривается в романо-германской правовой семье как первичный, широкообъемлющий источник права, в реальной действительности вовсе не означает, что он является исключительным, а тем более абсолютным или всеобъемлющим по своей значимости и степени распространенности источником» [12, с. 36]. Деятельность Европейского Суда по правам человека подтверждает тот факт, что судебный прецедент всё больше проникает в систему источников права в странах континентального права.

Нельзя забывать о том, что только Конституционный Суд РФ вправе давать официальное толкование Конституции РФ и отменять нормативно-правовые акты, не соответствующие ей. Таким образом, если за Конституционным Судом РФ признаются полномочия выводить из правового пространства нормативный правовой акт, то его решения невозможно не признавать источником права.

Таким образом, исходя из представленного выше анализа, можно сделать вывод о том, что нельзя отрицать тот факт, что в настоящее время Конституционный Суд РФ обладает правотворческими функциями, а его решения носят нормативный характер. Стоит согласиться с позицией С.П. Маврина, который писал, что правовые позиции Конституционного Суда РФ «представляют собой правовые явления особого рода, которые обладают надотраслевым праворегулирующим потенциалом, позволяющим им вполне обоснованно претендовать на самостоятельную роль в системе российского права» [13, с. 22-23].

Список литературы:

  1. "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ);
  2. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) "О Конституционном Суде Российской Федерации";
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 07.10.1997г. № 88-О «О разъяснение Постановления Конституционного Суда РФ от 28.11.1996 по делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР в связи с Запросом Каратузского районного суда Красноярского края»// СЗ РФ. 1997. № 42.
  4. Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель – налогоплательщик – государство: Правовые позиции КС РФ. М., 1998, С.109
  5. Витрук Н.С. Верность Конституции: Монография. М., 2008. С. 231
  6. Несмеянова С.Э. «Конституционный судебный процесс в России: учебное пособие. – М., 2012. – С. 186
  7. Филимонова М. В. Пределы действия постановлений КС РФ как герменевтических актов норм гражданско процессуального права // Вестник гражданского процесса. 2014. N 6. — С. 84- 87.
  8. Нерсесянц В.С. История политических и правовых учений. –М., 2013. – 336 С.
  9. Нерсесянц В.С. Философия права. –М., 2012. – 235 С.
  10. Кокотов А.Н. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации// Журнал конституционного правосудия. С.6-12;
  11. Ведомости Законодательного Собрания Свердловской области. 1997. № 14
  12. Марченко М.Н. Закон в системе источников романо-германского права // Вестник МГУ. Серия 11: Право. 2000. N 3. С. 30-38.
  13. Маврин С.П. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: природа и место в национальной правовой системе// Конституционное правосудие. 2010. № 6 (18). С. 20-27
adminlawsexp

adminlawsexp

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о