0

Привлечь бывшего директора к субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность — это когда кто-то из руководства фирмы отвечает по ее долгам своими деньгами или личными вещами. Она наступает, если компания должна денег, а платить нечем или не хочется. Обычно такое случается после банкротства.

Ответственность наступает по решению суда

Если компания не может оплатить долги, за нее платит кто-то другой. Это может быть директор или главбух, который довел компанию до безденежья. Это и есть субсидиарная ответственность.

Обычно, если не началась процедура банкротства компании, привлечь к субсидиарной ответственности нельзя. Формально компания еще в деле, а ее долги — просто просрочки.

Но долго так не может продолжаться: если руководитель сам не начнет процедуру банкротства, это могут сделать налоговая, банки или партнеры. И заодно взыскать свои деньги через суд.

Бросить компанию и укатить на Бали тоже не выйдет: должника признают банкротом и без его участия, и тогда ответственности точно не избежать.

Но на деле бывает иначе. Иногда арбитражные суды соглашаются привлечь к субсидиарной ответственности и без банкротства — если компанию исключили из реестра юрлиц, а долги остались, или у компании не было денег на оплату банкротства.

Если компания не платит, долг переходит на руководителя

В Махачкале компания «Вектор-2000» подала в суд на руководителя ООО «Инвест». Те были должны им три миллиона рублей, но деньги отдавать не собирались, хотя ранее суд обязал их это сделать и даже начал процедуру банкротства. Но процедуру по заявлению юриста отменили: у «Инвеста» не было денег ее оплатить.

Когда «Вектор-2000» попросил взыскать долг с руководителя, суд так и сделал.

К ответственности могут привлечь всё руководство

Если у компании долги, своими вещами и деньгами рискует всё руководство: учредители, генеральный и финансовый директоры, главный бухгалтер, акционеры.

Главное — чтобы сотрудник действительно был тем человеком, который принимал решения, влиял на компанию и привел ее к банкротству. Такого человека закон называет контролирующим лицом.

В ООО «Лосось» началась процедура банкротства. Управляющий проверил бухгалтерию и заметил, что не хватает первичных документов, а еще бухгалтер не платил по долгам, хотя мог. И попросил суд привлечь его к ответственности: из-за ошибок в бухучете руководство не знало, что дела настолько плохи. Но бухгалтер рассказал, что так поступать ему велел директор. К ответственности привлекли обоих.

Посадить на свое место номинального директора тоже не получится — всё равно обвинят тех, кто управлял компанией на самом деле. А номинальному директору ничего не будет, если он докажет, что не при делах, или укажет на настоящего руководителя.

А еще суд может привлечь кого угодно, даже младшего бухгалтера, если поймет, что именно он тратил деньги и заключал рискованные сделки.

Что могут забрать

Что еще не могут взыскать — 446-я статья Гражданско-процессуального кодекса

Если у виновного в банкротстве нет денег выплатить долги, суд может забрать машину, дачу и загородный дом, акции и облигации, паи и даже картины. Точно не заберут единственное жилье и еду из холодильника.

Если руководитель подсуетится и быстро переоформит дачу или машину, например на детей, это вряд ли спасет. Суд заметит хитрость и признает сделку недействительной.

Раньше потребовать долг через суд можно было только во время процедуры банкротства. Сейчас это можно сделать в течение трех лет, поэтому если налоговая забыла взыскать долг сразу, она сделает это позже. До конца срока может остаться один день, когда о бывшей компании вспомнят.

За долгом пришли через два года

В Санкт-Петербурге управляющий, который занимался процедурой банкротства компании, подал в суд на ее бывшего руководителя. Управляющий рассказал, что во время процедуры не получил все документы, поэтому не мог точно рассчитать размер долга перед кредиторами. Сейчас же этот долг составляет 500 000 рублей.

В первый раз суд отказал, но после апелляции встал на сторону управляющего. Деньги взыскали с бывшего руководителя компании через два года после банкротства.

Ответственности можно избежать

Если банкротство уже на горизонте, а долги растут, можно попытаться избежать субсидиарной ответственности. Для этого рекомендую:

  • не совершать рискованных сделок, например не продавать товары по цене ниже рынка. И не дробить бизнес;
  • не брать один долг в приоритет, а платить все долги по частям;
  • проверять партнеров еще внимательнее и не работать с однодневками и компаниями с сомнительной репутацией;
  • не забирать деньги в виде дивидендов и не выплачивать премии;
  • не покупать на последние деньги технику, транспорт, что угодно, если в этом нет очевидной выгоды для компании;
  • придумать объяснения сделок, чтобы доказать их разумность. Можно рассказать, что решения были направлены на развитие и получение прибыли.

Суд привлечет должника к субсидиарной ответственности, если поймет, что он сам довел компанию до банкротства, своими поступками или бездействием. Если решения руководства признают правильными, а долги возникли не по их вине, ответственности можно избежать. Например, если директор начал работать в компании, в которой уже были долги, и он пытался решить проблемы, но не успел.

Образцовый директор

Закон обязывает руководителя подать заявление о несостоятельности своей компании, когда наступило объективное банкротство, то есть когда временные трудности стали непреодолимыми. Тем, кто этого не сделал, грозит субсидиарная ответственность. Как определить этот момент, рассказала руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство Профайл компании × Алина Манина. По ее словам, в законе указаны общие признаки банкротства, но конкретных критериев практика не выработала. «Верховный суд их не приводит, оставляет вопрос на откуп нижестоящим судам», – поделилась юрист.

Тем не менее экономколлегия ВС дала несколько подсказок, как действовать в случае, если директор заявляет, что трудности были временные, и в доказательство предъявляет экономический план по выходу из кризиса. Такая ситуация возникла в деле Волгоградского завода буровой техники (№ А12-18544/2015). ВС передал дело на новое рассмотрение и указал учитывать специфику деятельности должника, рассказывала Манина.

ВС намекает, что надо проводить глубокий финансовый анализ предприятия, раскрывать обоснованность и разумность экономического плана по выходу из кризиса. Ведь суд и кредиторы не знают, как шли дела на предприятии. И здесь доказательством добросовестности (или недобросовестности) директора может стать комплексная финансово-экономическая экспертиза.

Руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство Профайл компании × Алина Манина

Читайте также:
Протокол о прекращении полномочий генерального директора образец

Манина посоветовала предоставлять больше документов, ведь это позволит точнее определить момент наступления объективного банкротства. «Если годовую отчетность сдадите – вам эксперт так и скажет, что этот момент наступил где-то в середине года», – предупредила эксперт. Она рекомендует сдавать базу 1С (хотя «не всем этого хочется»), меморандумы, преддоговоры с контрагентами и т. п. Это даст эксперту более полную картину событий и поможет сделать более точный вывод, заключила Манина.

Судье понятно, когда наступило объективное банкротство, потому что все уже случилось и все документы на столе, поделился мнением партнер КА Делькредере Делькредере Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство II группа Природные ресурсы/Энергетика Профайл компании × Максим Степанчук. Но «в моменте» это не всегда очевидно. «Более того, если директор сразу бежит с заявлением, то он недолго продержится у своих учредителей или акционеров», – с улыбкой сказал Степанчук. Он дал советы директорам, которые не хотят, чтобы их привлекли к субсидиарной ответственности. Им следует мониторить контрагентов, собирать доказательства экономической обоснованности сделок, передавать документы по акту следующему директору и так далее. Главная рекомендация Степанчука – «создавать вокруг себя бюрократический аппарат», чтобы можно было в суде объяснить, как велся бизнес. Чем больше у директора доказательств в суде – тем меньше шансов быть привлеченным к субсидиарной ответственности, пояснил адвокат.

Тот самый бенефициар

Как найти «того самого бенефициара» из широкого круга лиц, рассказал старший юрист АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Интеллектуальная собственность III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Налоговое право и налоговые споры IV группа Арбитражное судопроизводство × Дмитрий Якушев. По его словам, эффект от реформы субсидиарной ответственности был «моментальным»: заявлений стало намного больше, по итогам 2018 года более 30% удовлетворяются. «Сейчас любое лицо можно привлечь к ответственности, если будет доказано, что оно влияло на решения должника», – утверждал Якушев.

Он упомянул определение Верховного суда о «совокупности косвенных доказательств», которых кредитору достаточно, чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности (дело № А33-1677/2013). Как подчеркнул Якушев, экономколлегия имела в виду именно систему косвенных доказательств – когда они складываются в стройную четкую систему. Несмотря на общее ужесточение субсидиарной ответственности, исход каждого конкретного дела зависит от того, какие следы оставил бенефициар, отметил докладчик. В качестве примера «классической схемы» он привел дело № А40-131425/16, где деньги через цепочку уходили ООО, которое не вело никакой деятельности. В корпоративной структуре руководящие должности занимали супруги. «Здесь и отношения родства, и ничем не обоснованное обогащение конечного в цепочке юрлица», – прокомментировал Якушев. В этом деле суды привлекли контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Докладчик привел и другой пример: подозрительное поведение есть, но доказательств не хватает. Так произошло деле № А24-5586/2014. Там деньги аккумулировались на счетах аффилированного лица, но суд счел, что этого факта «самого по себе недостаточно».

Один из главных признаков контролирующего лица – возможность давать обязательные указания должнику. Однако опасность может грозить даже тем юрлицам, которые не руководили банкротом, но входят с ним в одну группу компаний. Когда это возможно, рассказал старший юрист юркомпании РКТ РКТ Федеральный рейтинг I группа Банкротство 6 место По размеру выручки на юриста 14 место По размеру выручки 29-31 место По количеству юристов Профайл компании × Иван Стасюк. По его словам, в некоторых зарубежных странах есть возможность объединить имущественную массу взаимосвязанных компаний. В России этого института нет, но есть правовые предпосылки для требований к компаниям из одной группы. Как указал Стасюк, они содержатся в п. 7 Постановления Пленума ВС № 53 от 21 декабря 2017 года. Там говорится о возможности привлечь к субсидиарной ответственности лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника.

Что это значит, рассказал Стасюк на примере дела «Дальней степи», где «суд пошел даже дальше Пленума». Там в одной группе лиц с должником был банк, единственное платежеспособное лицо в этой структуре. «Банк поучаствовал в выводе активов, и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь его к субсидиарной ответственности», – излагал Стасюк. Он привел и другие примеры. В их числе – дело № А40-255075/16 о компании-«клоне». Там учредители довольно «топорно» сработали, когда создали новую фирму с тем же названием, перевели туда все активы, включая товарный знак, и всех контрагентов, рассказывал Стасюк. В итоге, помимо руководителей должника-банкрота, к субсидиарной ответственности привлекли и новую компанию, хотя она лишь получила активы и не руководила должником, поделился эксперт.

Об ответственности контролирующих лиц за убытки при санации банка рассказал управляющий партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг I группа Банкротство II группа Страховое право II группа Арбитражное судопроизводство II группа Фармацевтика и здравоохранение IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 22 место По размеру выручки 9 место По размеру выручки на юриста 39 место По количеству юристов × Сергей Ковалев. «Санация – нечастая, но экономически значимая процедура, – объяснил он. – Ее проходят крупные банки, которые входят в десятку. Например, Бин-Банк, «Открытие», Промсвязьбанк».

В рамках санации могут оспариваться сделки, обычно это главный элемент последующего взыскания убытков. Но обычно это происходит по специальным нормам закона о банкротстве, где есть кредиторы, отметил Ковалев.

Противоречиво поступает санируемый банк, который говорит: «Я хочу оспорить сделки по банкротным основаниям, но не хочу подтверждать, что у меня есть кредиторы». Тем не менее суды с этим соглашаются.

Управляющий партнер КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг I группа Банкротство II группа Страховое право II группа Арбитражное судопроизводство II группа Фармацевтика и здравоохранение IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 22 место По размеру выручки 9 место По размеру выручки на юриста 39 место По количеству юристов × Сергей Ковалев

В частности, Ковалев коснулся темы взыскания подобных убытков по корпоративным основаниям. Согласно закону, отвечать могут единоличный исполнительный орган, члены коллегиальных органов, но в том случае, если они принимали решения, за которые взыскивались убытки, уточнил докладчик. Также, по его словам, в список входят лица, которые влияли на принятие решений. Например, это представитель по доверенности в части убытков, вызванных определенной сделкой. Важный аспект в таких делах – это обычность действий, отметил Ковалев: «Можно ли говорить, что человек, который совершил сделку, действовал в обычном порядке?». Здесь, по мнению юриста, могут помочь различные инструкции, правила и положения, которыми руководствуются банковские работники. В целом, полагает Ковалев, их нельзя привлечь к ответственности: человек находится «в своей ячейке» и не знает, что происходит у соседа, в силу должностных инструкций и внутренних барьеров. Но могут быть и исключения, если получится доказать, что человек «знал или должен был знать» и действовал с умыслом, подытожил докладчик.

Читайте также:
Районный коэффициент и северная надбавка в петрозаводске

Сроки и последствия

Как менялись сроки исковой давности и какие риски это создает для контролирующих лиц, поделился партнер практики разрешения споров Lidings Lidings Федеральный рейтинг I группа Фармацевтика и здравоохранение III группа Антимонопольное право III группа Трудовое и миграционное право III группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов × Александр Попелюк. По его словам, вопрос, какие сроки применяются, важен не только для юристов, но и для бизнесменов. Для последних он может стать «спасительной соломинкой» в споре об ответственности.

«Сейчас субъективная исковая давность составляет три года, объективная давность также ограничена тремя годами с момента признания должника банкротом, есть еще три года после завершения банкротства, а в целом объективная давность ограничена 10 годами, – излагал Попелюк. – Но так было не всегда». Он рассказал об изменениях:

  • с 1995 по 2013 год субъективная исковая давность была три года, объективной исковой давности не было, а восстановить срок могли только физические лица;
  • с 2013 по 2016 год субъективная исковая давность составляла один год со дня, когда лицо узнало о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, объективная исковая давность равнялась трём годам с даты признания должника банкротом, а восстановить срок можно было по уважительной причине независимо от заявителя.

По словам Попелюка, Верховный суд в деле «Дальней степи», оценивая события прошлых лет, «справедливо» обратился к нормам, которые действовали тогда. Но не все судьи одинаково понимают, что такое материальные и процессуальные нормы, констатировал эксперт.

Еще один доклад, посвященный срокам, прочитал партнер юрфирмы Кульков, Колотилов и партнеры Кульков, Колотилов и партнеры Федеральный рейтинг I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Арбитражное судопроизводство II группа Международный арбитраж II группа Банкротство Профайл компании × Николай Покрышкин. Он осветил вопрос, можно ли применять главу III.2 закона о банкротстве, которая упрощает привлечение к субсидиарной ответственности, «задним числом». То есть в случаях, когда действия контролирующих лиц совершены до 1 июля 2017 года. В самом законе говорится, что «правила применяются к заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года». Но юристы спорят, что это значит, рассказал Покрышкин: одни считают, что применяются все нормы главы III.2 и неважно, когда совершены действия, которые вменяются контролирующему лицу («людоедский» подход). Другие настаивают, что материальные нормы главы не имеют обратной силы: в этой части должны действовать правила на дату совершения вменяемых действий («проконтролерский» подход).

По словам Покрышкина, этот вопрос актуален для очень многих дел. От ответа зависит, можно ли признать лицо контролирующим и привлечь к ответственности. В частности, новая редакция закона установила много презумпций, расширивших круг лиц, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности, пояснил Покрышкин. Он поделился результатами изучения судебной практики. В делах АС Московского округа примерно одинаково представлены оба подхода. Невыгодный для контролирующих лиц подход чаще всего встречается в делах, когда заявитель просит применить главу III.2 в нынешней версии, а ответчик не принимает участия в процессе, рассказывал Покрышкин. Но если ответчик принимает участие в процессе и обращает внимание на этот вопрос – суд его изучает, иногда бывают отмены, поделился докладчик. По его словам, похожая ситуация в ВС: три раза экономколлегия поддержала «проконтролерские» решения, но один раз оставила в силе акты нижестоящих судов с противоположным подходом.

Пограничные темы: убытки в банкротстве и «субсидиарка» не в банкротстве

Некоторым инициаторам привлечения к субсидиарной ответственности иногда выгоднее использовать институт убытков – это может быть проще и надежнее. Таким «неожиданным» наблюдением поделилась руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика × Юлия Литовцева. Она сопоставила два института и рассказала, какие сходства и различия у них бывают. Например, важное различие есть в сроках исковой давности.

Заявление о взыскании убытков в банкротстве всегда подается в интересах должника, а срок исковой давности начинается тогда, когда следующий руководитель после «злодея» мог узнать о нарушениях своего предшественника или предшественников (если речь идет о коллегиальном органе). Когда были процедуры банкротства, не играет никакой роли.

Руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика × Юлия Литовцева

В заявлениях надо указывать разные суммы. По субсидиарной ответственности взыскивается «все в интересах всех», а убытки – лишь те, которые причитаются вам, подчеркнула Литовцева. Различия есть и в основаниях. Для субсидиарной ответственности это ст. 61.11, 61.12 закона о банкротстве. [В первой речь говорится о неподаче или несвоевременной подаче заявления о банкротстве, во второй – о невозможности погасить все требования кредиторов]. А убытки могут охватывать всю диспозицию названных норм и могут быть по любым другим основаниям, поделилась Литовцева. По ее словам, водораздел – это сумма ущерба. Если она влечет банкротство или является «последней каплей», которая привела к банкротству, то эксперт советует идти по пути субсидиарной ответственности. А если взыскивать убытки – надо взять конкретное действие или бездействие, обосновать его неправомерность и указать на негативные последствия в виде финансовых потерь. «Причинно-следственная связь гораздо проще», – отметила Литовцева.

«Мы так много говорим о банкротстве, что забыли, что субсидиарную ответственность можно применять и без него», – так начала свой доклад руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Амулекс Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг III группа Семейное/Наследственное право III группа Уголовное право и процесс × Надежда Макарова. Она рассказала о применении п 3.1 ст. 3 закона об ООО. Эта норма позволяет привлечь к субсидиарной ответственности «контролирующих лиц» общества, которое было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее в административном порядке, но так и не исполнило своих обязательств. Обязательное условие в том, что эти лица должны действовать недобросовестно и неразумно, уточнила Макарова.

Читайте также:
Предпринимательство деятельность по оказанию платных консультаций

П. 3.1 ст. 3 закона об ООО используется очень мало. При этом из ЕГРЮЛ исключили сотни тысяч недействующих юрлиц, многие из которых наверняка использовались в «серых» схемах. Не знаю, чем объяснить эту пропорцию. Каждый раз я в арбитражном суде заново объясняю, что это за норма, а суды ищут банкротный след, которого нет и быть не может.

Руководитель юридического департамента Национальной юридической службы Амулекс Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг III группа Семейное/Наследственное право III группа Уголовное право и процесс × Надежда Макарова

Макарова изучила судебную практику по применению нормы и рассказала, какие обстоятельства в выигранных делах оказались в пользу кредиторов. Убытки везде были подтверждены судебными актами. В одном из дел директор знал о долгах, но не пытался препятствовать ликвидации и не инициировал банкротство, излагала Макарова. В другом деле участники поставили на должность номинального директора, когда узнали, что долг необходимо погасить. В третьем разбирательстве директор знал, что поставляет некачественный товар, продолжала докладчик. А некоторые суды считают, что непредоставление бухгалтерской отчетности само по себе недобросовестно и неразумно, отметила Макарова.

Отказы, по ее словам, объясняют тем, что не доказана недобросовестность и неразумность. Также суды могут ставить истцам в вину, что те не представили возражений по поводу исключения из ЕГРЮЛ, заключила Макарова.

Случается, что в рамках процедуры банкротства к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц должника. Каким образом тогда будет делиться долг между ними?

По общему правилу, вытекающему из ст. 61.11 и ст. 61.12 ФЗ № 127, когда к субсидиарной ответственности привлекается сразу несколько контролирующих лиц, их ответственность будет солидарной. Что, в свою очередь, означает это понятие?

Когда суд решает, что отвечать по субсидиарной ответственности руководители фирмы-банкрота будут в солидарном порядке, в определении, как правило, указывается одна общая подлежащая взысканию сумма на всех. Это означает, что долг делится между контролирующими лицами поровну.

Важный момент: в процедуре банкротства появлению солидарных обязательств всегда предшествует привлечение к субсидиарной ответственности. То есть, первоначально решается вопрос, действительно ли есть основания привлечения лица к субсидиарной ответственности. А если затем выясняется, что в рамках банкротства одного должника таких привлеченных лиц несколько, их ответственность становится еще и солидарной.

В рамках одного заявления можно сразу просить привлечь несколько руководящих лиц должника к субсидиарной ответственности, и сразу же указывать на то, что она будет солидарной.

Как следует из смысла ст. 322 ГК РФ, солидарные обязательства возникают вследствие неделимости предмета, по которому эти самые обязательства появились. Другими словами, т.к. нельзя определить, какую роль в причинении ущерба сыграли действия каждого из привлекаемых к ответственности лиц, подлежащая возмещению сумма разделяется между всеми ними поровну.

Как правило, именно в делах по банкротству сложно или практически невозможно определить степень вины каждого из привлеченных к субсидиарной ответственности лиц. И, соответственно, размер причиненного действиями каждого из фигурантов ущерба. А потому их субсидиарная ответственность будет именно солидарной.

Для этого суду придется устанавливать, к каким именно последствиям привели допущенные контролирующими лицами нарушения: к объективному банкротству или причинили убытки, наличие которых не стало причиной финансовой несостоятельности предприятия.

Так, в рамках одного банкротного дела арбитражному управляющему удалось привлечь к субсидиарной ответственности руководителя и двух учредителей фирмы-банкрота. По общему правилу, установленном Законом о банкротстве, со всех фигурантов взыскали всю сумму реестровой задолженности в солидарном порядке.

Однако надзорная инстанция в своем определении отметила, что суды нижестоящих инстанций не дали оценку заключаемых под контролем привлеченных к субсидиарной ответственности лиц сделкам. В частности, есть ли причинно-следственная связь между их результатами и банкротством должника, возникла ли кризисная ситуация в результате совокупности этих сделок, как именно они повлияли на ухудшение положения должника.

Именно эти факты являются принципиальными, чтобы определить как вид, так и размер ответственности учредителей и руководителей банкрота. Только после анализа этих обстоятельств можно сделать вывод, имеет место быть субсидиарная ответственность — и тогда она будет взыскиваться в солидарном порядке, а сумма обязательств будет равняться сумме реестровых требований, либо здесь идет речь об ответственности в виде взыскания убытков — и тогда из размер определяется индивидуально для каждого ответственного лица по нормам, установленным ГК РФ.

Вместе с тем, п. 9 ст. 61.11 предусматривает уменьшение размера субсидиарной ответственности. Причем, когда к ней привлекаются сразу несколько руководителей фирмы-банкрота, сумма взыскания может быть снижена для одного из них.

Как следует из п. 6 Пленума № 53, можно снизить размер субсидиарной ответственности номинального руководителя. Но при этом он все равно будет отвечать субсидиарно и, в том числе, солидарно вместе с руководителем фактическим в той части, где ответственность не уменьшалась. Другими словами, при наличии оснований для привлечения номинального руководителя к субсидиарной ответственности он сможет снизить ее размер, но освободиться от нее совсем — нет.

Так, в рамках одного банкротного дела к субсидиарной ответственности был привлечен номинальный руководитель фирмы-банкрота. Однако впоследствии выяснилось, что фактическим руководителем должника был другой человек. И тогда арбитражный управляющий выступил с заявлением о привлечении его к субсидиарной ответственности в качестве соответчика.

Решение суда устояло в кассации, но надзорная инстанция с ним не согласилась. В определении отмечено, что номинальный руководитель знал о своем статусе. И даже если он не осуществляет фактическое управление, он все равно оставался контролирующим лицом, как разъясняет п. 6 Пленума № 53. Полное освобождение номинального руководителя от субсидиарной ответственности не предусмотрено, можно лишь снизить ее, в остальной же части он будет отвечать солидарно с руководителем фактическим.

Дело было направлено на новое рассмотрение. В итоге оба руководителя — и номинальный, и фактический — были привлечены в субсидиарной ответственности и порядок ее — солидарный. При этом суд учел, что номинальный руководитель хоть и через 2 года после начала процедуры банкротства, но все-таки предоставил обвинительный приговор, согласно которому выяснилось, что существует еще и фактический руководитель фирмы. То есть сам изобличил его в рамках дела по банкротству. А потому сумма его обязательств по субсидиарной ответственности была уменьшена. А взыскиваться она будет солидарно с руководителем фактическим.

adminlawsexp

adminlawsexp

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о