0

Привлечение предпринимателей к уголовной ответственности

Налоговые и другие контролирующие органы достаточно часто привлекают тех или иных лиц к ответственности за незаконное предпринимательство. Ежего дно выносится множество обвинительных приговоров за это преступление. Однако даже у судов часто возникают вопросы, связанные с его правовой квалификацией. Попробуем разобраться в наиболее важных из них.

Прежде всего обратимся к определению предпринимательской деятельности. По гражданскому законодательству таковой является "самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке" (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Исходя из общего правила "Участниками регулируемых гражданским законодательством отношений (в том числе и предпринимательских. — Авт.) являются граждане и юридические лица" (п. 1 ст. 2 ГК РФ), они и являются субъектами состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ. Возможное участие публично-правовых образований (например, Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований) в данном материале мы рассматривать не будем.

Граждане и юридические лица. Правоспособность

В отличие от юридических лиц, множество граждан неоднородно. Оно состоит из граждан, обладающих:

  • только общей правосубъектностью;
  • как общей, так и специальной правосубъектностью (то есть предпринимателей).

По Гражданскому кодексу РФ "гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица:" (п. 1 ст. 23 ГК РФ). К ней применяются правила, "которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения" (п. 3 ст. 23 ГК РФ).

Кодекс выделяет несколько категорий таких граждан и на этом основании связывает момент приобретения ими специальной правосубъектности с наступлением разных событий:

  • общая категория (предприниматели без образования юридического лица) — "с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя" (п. 1 ст. 23 ГК РФ);
  • специальная категория "глава крестьянского или фермерского хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица" — "с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства" (п. 2 ст. 23 ГК РФ).

Правоспособность и дееспособность юридического лица возникают и прекращаются одновременно в момент его создания и в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Возникновение у граждан и юридических лиц специальной правосубъектности законодатель связывает с получением специального разрешения (лицензии). По гражданскому законодательству "право: осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами" (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Отметим, что юридические лица также неоднородны, и согласно ст. 50 ГК РФ они делятся на две большие группы: коммерческие и некоммерческие организации. Критерием подобной классификации служит цель деятельности. Коммерческие организации являются субъектами предпринимательской деятельности. Основная цель их работы — получение прибыли. В то же время некоммерческие организации не являются субъектами предпринимательской деятельности, так как получение прибыли не является их основной целью (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Далее мы расскажем о том, как данное обстоятельство проявляет свое позитивное и негативное значение для уголовно-правовой квалификации незаконного предпринимательства.

Объективная и субъективная стороны преступления

Обратимся к определению незаконного предпринимательства, которое дано в ст. 171 УК РФ. Под ним понимается "осуществление предпринимательской деятельности без регистра- ции или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензион- ных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере" (ч. 1 ст. 171 УК РФ).

Начать характеризовать данный состав предпочтительнее с объективной стороны. Прежде всего, незаконное предпринимательство — это всегда действие. Оно может быть двух видов:

  • с пороком в регистрации его субъекта;
  • с пороком в специальной правосубъектности его субъекта.

Таким образом, общественную опасность это преступление обретает не вследствие криминальной природы предмета, то есть самого действия (предпринимательской деятельности). Опасность возникает в результате криминально направленного умысла субъекта на совершение действий внешне абсолютно законных, но влекущих незаконное получение доходов.

Поэтому Пленум ВС РФ указал, что "в тех случаях, когда лицо, имея целью извлечение дохода, занимается незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями УК РФ (например, незаконным изготовлением огнестрельного оружия, боеприпасов, сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), содеянное им дополнительной квалификации по статье 171 УК РФ не требует" (п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 18.11.2004 N 23, далее — постановление N 23).

С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъекты преступления

Описав незаконное предпринимательство с объективной и субъективной сторон, вернемся к субъектам данного преступления, а точнее — к проблеме установления их круга. Как отмечалось выше, законодатель для квалификации деяния как незаконного предпринимательства установил два вида порока субъекта:

  • в регистрации, то есть в самом существовании;
  • в возникновении специальной правосубъектности.

Порок в регистрации может выражаться в различных формах. Это может быть как отсутствие регистрации, так и нарушение ее правил.

При этом "осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в Едином государственном реестре для юридических лиц и Едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя" (п. 3 постановления N 23). Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать "ведение такой деятельности субъек том предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам" (п. 3 постановления N 23).

Гражданский кодекс РФ дважды допускает возможность легально вести предпринимательскую деятельность без регистрации, как для граждан, так и для юридических лиц. Так, в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 23 Кодекса, "гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований: (о регистрации. — Авт.) не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не являлся предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила: (ГК РФ. — Авт.) об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности".

Следует отметить, что норма ст. 198 УК РФ (в ней речь идет об уклонении от уплаты налогов с физлиц) сформулирована исходя из этого же принципа, то есть последующей легитимации неправомерных действий и применения к возникшим правоотношениям специального режима правового регулирования.

Закрепляя в абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК РФ положение об обретении юридическим лицом общей правосубъектности в полном объеме с момента его создания, законодатель допустил возможность существования "люфта". С момента создания компании до момента ее госрегистрации и внесения записи в ЕГРЮЛ должно пройти минимум пять дней. Таков срок регистрации юрлиц. Указанным исключением нельзя пренебрегать. Незаконное предпринимательство должно быть действительно незаконным. Кроме того, исключения являются специальными нормами — как по отношению к нормам о госрегистрации юридических лиц и ИПБОЮЛ, так и по отношению к нормам уголовного права (например, по отношению к норме, содержащейся в ст. 171 УК РФ).

Есть еще один нюанс: коммерческая деятельность компаний, владеющих имуществом на праве хозяйственного ведения и оперативного управления, а также некоммерческих организаций, которые не распределяют прибыль между участниками, но в ходе своей деятельности ее извлекают с завидным постоянством. По данной проблеме молчат как УК РФ, так и Пленум ВС РФ. Акцент со ссылкой на п. 1 ст. 2 ГК РФ на систематическое получение прибыли от деятельности (п. 1 постановления N 23) не решает этой проблемы. Остается невыясненным, с какого момента начинается "систематичность", если учесть, что предпринимательская деятельность носит длящийся характер.

Порок в возникновении специальной правосубъектности не вызывает особых вопросов. Процедура выдачи лицензии достаточно формализованна. Лишь в ситуации, когда срок ее действия истек, а лицо продолжает осуществлять лицензионный вид деятельности и спустя некоторое время получает новую лицензию либо продлевает срок действия предыдущей, может возникнуть необходимость в дополнительной квалификации подобного деяния по ст. 159 УК РФ "Мошенничество".

Весьма оригинально выглядит интерпретация Пленумом ВС РФ юридической квалификации деятельности юридического лица, обладающего специальной правоспособностью и в связи с этим неспособного вести иную деятельность, кроме той, ради которой оно было создано, как деятельности без регистрации либо как деятельности без лицензии (п. 6 постановления N 23). Здесь Пленум противоречит сам себе: п. 6 постановления N 23 противоречит п. 3 этого же постановления, расширяя содержание понятий "деятельность без регистрации" и "деятельность без лицензии". Представляется, что в данном случае Пленум ВС РФ должен был воспользоваться правом толкования норм права и дать расширительное толкование не этим понятиям, а понятию "незаконное предпринимательство". Деятельность уже состоявшегося субъекта права и предпринимательскую деятельность вне пределов исключительной компетенции никак нельзя признать деятельностью без регистрации.

Читайте также:
Перечень документов для продления регистрации иностранного гражданина

Ответственность: уголовная, налоговая, административная

Если лицо ведет предпринимательскую деятельность без регистрации (ст. 171 УК РФ), государство не имеет возможности доподлинно установить размер его доходов — налогооблагаемой базы и исчислить сумму налогов или сборов. Регистра- цию проводит Федеральная налоговая служба РФ (ст. 2 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ). В Налоговом кодексе РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение срока постановки на учет в налоговом органе (ст. 116 НК РФ) и уклонение от такового (ст. 117 НК РФ). Статья 14.1 КоАП РФ, устанавливая административную ответственность за ведение предпринимательской деятельности без госрегистрации или специального разрешения (лицензии), дублирует положения НК РФ (в частности, п. 1 ст. 117 НК РФ).

При этом надо иметь в виду, что в КоАП РФ речь идет об административной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности без госрегистрации. Налоговый кодекс РФ предусматривает наступление административной ответственности на более поздней стадии, то есть когда лицо зарегистрировано в качестве организации или индивидуального предпринимателя, но при этом уклоняется от постановки на учет в налоговом органе как субъект налогообложения (налогоплательщик). Этим обстоятельством обусловлено применение различных мер административной ответственности в случае совершения лицом того или иного из указанных выше правонарушений.

При ограничении сферы действия норм административного и уголовного права необходимо иметь в виду, что уголовно-правовая норма (ст. 171 УК РФ) носит материальный характер (материальный состав правонарушения — преступления). Необходимым условием для ее применения является причинение ущерба определенного размера или незаконное извлечение дохода в определенной сумме. Административно-правовая норма носит формальный характер (формальный состав правонарушения) и потому не требует установления факта причинения ущерба. Достаточно лишь формального нарушения правового предписания (п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 N 18).

К сожалению, Президиум ВС РФ оставляет без внимания очень важную для практической деятельности как правоохранительных, так и судебных органов проблему: отграничение сферы действия норм административного, уголовного и гражданского права при осуществлении смешанного правового регулирования одних и тех же правоотношений. В результате вопрос, норму какой отрасли права применять для разрешения конкретного казуса, всякий раз является актуальным и неразрешимым. Поэтому всякий раз он решается по-разному. А мизерная сумма ущерба, установленная в качестве низшей границы для применения нормы уголовного права, с одной стороны, делает ее номинальной, а с другой — дает широкий простор для злоупотреблений, создавая ситуацию, при которой за одни и те же действия одно лицо привлекают к административной, а другое — к уголовной ответственности. Причем за причиненный ущерб в размере 250 000 рублей и 1 копейки это лицо не всегда получает наказание в виде условной меры. Кстати, третье лицо вообще может отделаться легким испугом, получив на руки судебное решение о взыскании с него какой-то суммы.

В теме "незаконное предпринимательство" остается еще один вопрос, который необходимо раскрыть. А именно — о квалификации по ст. 171 и 199 (198) УК РФ. С одной стороны, незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ) является общей нормой по отношению к уклонению от уплаты налогов с организации (ст. 199 УК РФ) или с физического лица (ст. 198 УК РФ). Поэтому при установлении факта уклонения от уплаты налогов и (или) сборов действия лица должны квалифицироваться по ст. 198 или ст. 199 Кодекса во избежание назначения двойного наказания за одно и то же действие.

С другой стороны, содержание нормы, сформулированной в ст. 171 УК РФ, значительно сужает объем понятия "незаконное предпринимательство". Это не позволяет определять данные составы как общий и специальный по отношению друг к другу, то есть объем одного состава не перекрывается объемом другого. К тому же и субъектный состав правоотношений в этих случаях различается существенно: в случаях уклонения от уплаты налогов и (или) сборов одной из сторон правоотношений выступают фискальные органы, а в случае незаконного предпринимательства — органы управления специальной компетенции, не относящиеся к фискальным, а также фискальный орган при осуществлении государственной регистрации и ведения единого госреестра. Следовательно, при наличии в действиях лица признаков состава преступлений, предусмотренных ст. 171 и 198 (199) УК РФ, их следует квалифицировать по совокупности. Это подтверждает п. 2 постановления N 23, в котором Пленум ВС РФ указывает, как квалифицировать действия физлица, которое приобрело имущество и сдает его в аренду, не уплачивая при этом налоги.

Е.В. Семьянов,
МГКА, кандидат юрид. наук

Для чего люди придумали юридические лица? Не вдаваясь в полемику учёных-юристов, очевидными кажутся две задачи: организация бизнеса несколькими партнёрами и ограничение персональной ответственности предпринимателя. Формально общество с ограниченной ответственностью как раз решает обе и является оптимальной организационно-правовой формой для нескольких партнеров.

А если собственник один?

«ИП отвечает всем своим имуществом!» — так говорит любой предприниматель, когда слышит вопрос — «зачем ему потребовалось регистрировать ООО». Бесспорно, данное утверждение имеет место быть. Статус ИП не предполагает столь желанного ограничения ответственности, которым обладают юридические лица. Добавим к этому — низкий «авторитет» ИП и запрет заниматься определенными видами деятельности. Всё это делает данный статус менее привлекательным и популярным.

С другой стороны, при внимательном ознакомлении с темой субсидиарной ответственности собственников компаний невольно приходишь к выводу, что ограниченная ответственность в ООО / АО — не такая уж и ограниченная, и в современных реалиях грань между руководителем (участником) компании и физическим лицом, имеющим «предпринимательский» статус, стирается.

Гражданская (имущественная) ответственность

Формально положение у индивидуального предпринимателя потяжелее, по крайней мере так утверждает Гражданский кодекс. Поскольку ИП — это всё таки статус физического лица, то и риски он несёт как физическое лицо, а значит отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (абз. 1 статьи 24 ГК РФ). Участник ООО по обязательствам юридического лица не отвечает и несёт риск убытков в пределах своей доли (абз. 2 части 1 статьи 87 ГК РФ).

Однако, если рассматривать вопрос в разрезе процедуры банкротства, то ситуация кардинально меняется.

Во-первых, летом 2017 года существенно поправили Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», в силу чего попасть под «субсидиарку» теперь проще, чем кажется. При выполнении ряда условий между учредителем и ИП в вопросе имущественной ответственности можно поставит знак равенства (ведь учредитель будет отвечать как физическое лицо, то есть всем своим имуществом).

Во-вторых, уже два года возможно банкротство физических лиц, которое позволяет гражданам, имеющим непосильные долги, проститься с ними и попытаться начать жизнь с «чистого листа». Кажется, что это отличный вариант даже на случай привлечения такого физического лица к субсидиарной ответственности по долгам его организации. Однако это не так. Норма, закреплённая в пункте 6 статьи 213.28 Закона о банкротстве, именуемая «Завершение расчётов с кредиторами и освобождение гражданина от обязательств», не только освобождает должника от дальнейшей ответственности, но и устанавливает те случаи (требования), на которые не распространяет своё действие. К таким случаям относятся требования кредиторов, вытекающие из привлечения лица к субсидиарной ответственности (абз 2 пункта 6 статьи 213.38 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Соответственно, долги, полученные вследствие привлечения к ней, останутся за должником даже после его персонального банкротства. 1

В ситуации с ИП: гражданина, имеющего такой статус, нельзя привлечь к субсидиарной ответственности по своим собственным долгам, потому что ИП — это не отдельное лицо, это статус конкретного человека. ИП и гражданин — это один и тот же субъект. Иными словам, нельзя отвечать за себя субсидиарно. 2 Следовательно, за бизнес-неудачи своей организации собственник бизнеса может отвечать всю жизнь. А если он вел коммерческую деятельность в качестве ИП, то в ходе личного банкротства есть шанс от бизнес-долгов освободиться.

Конечно, перспектива стать «банкротом» ничего хорошего индивидуальному предпринимателю не сулит. Его статус прекращается, и зарегистрироваться вновь он сможет лишь через 5 лет. Более того, в течение указанного срока он не имеет права участвовать в управлении юридическим лицом, то есть быть его руководителем или участником. Однако, спустя 5 лет, все «вернется на круги своя».

Административная ответственность

По общему правилу, индивидуальные предприниматели несут административную ответственность как должностные лица. 3 Например, за неиспользование кассовой техники при розничной торговле (статья 14.5 КоАП РФ) или за нарушение закона о рекламе (статья 15.3 КоАП РФ) ИП привлекают к ответственности именно как должностное лицо, 4 а это означает, что штраф он заплатит: в первом случае от 3 до 4 тысяч рублей, а во втором от 4 до 20 тысяч. С организации за те же правонарушения взыщут от 30 до 40 и от 100 до 500 тысяч рублей соответственно.

Читайте также:
Покупка квартиры где собственник несовершеннолетний ребенок

При этом КоАП предусматривает достаточно большое количество исключений из общего правила, которые условно делятся на два вида:

кодекс содержит специальную санкцию для ИП;

кодекс уравнивает ИП и юридическое лицо.

Так, например, за нарушение трудового законодательства (по части 1 статьи 5.27 КоАП РФ) для ИП предусмотрено своё, персональное наказание, которое все равно меньше штрафа для организации. А вот за привлечение иностранной рабочей силы к труду без разрешения на работу (патента) ИП ответит на равне с юридическим лицом. 5 Напоминаем — размер штрафа за такое правонарушение составляет от 250 до 800 тысяч рублей.

Таким образом, с точки зрения административной ответственности статус ИП хоть и не выступает «щитом» для своего обладателя, однако в некоторых случаях существенно смягчает удар.

Уголовная ответственность

Юридическое лицо привлечь к уголовной ответственности нельзя. В любом случае за компанию будет отвечать конкретный человек — руководитель, участники, главный бухгалтер. У индивидуального предпринимателя та же история — отвечать он будет самостоятельно. Причем нести ответственность он будет именно как физическое лицо, в чем есть некая несправедливость, ведь ИП может иметь многомиллиардный бизнес, а значит потенциальный размер налоговых правонарушений ничуть не меньше, чем для организаций.

Тем не менее, исходим из того что есть. Для примера возьмем уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов: именно по данной категории уголовных дел законодатель провел разделение — ИП отвечают как физические лица по статье 198 УК РФ, руководители организаций — по статье 199.

В целом элементы состава данных преступлений одинаковы, за тем лишь исключением, что ИП привлекают к уголовной ответственности начиная с 900 тысяч рублей суммы неуплаченных налогов, юридическому лицу необходимо уклониться от уплаты минимум 5 миллионов рублей. 6

На первый взгляд всё очевидно — у юр. лица «запас» больше. Но вот на практике средний размер доначислений налогов на одну выездную проверку в 2017 году составляет: 12,5 млн. рублей — для компаний и 2,8 млн. — для ИП, следовательно формально попадают оба.

При этом максимальное наказание для ИП — 3 года лишения свободы, а для руководителя организации — 6 лет. Однако, сам по себе грозящий срок не столь важен. Важно то, что максимальная санкция влияет на определение категории преступления, в связи с чем уклонение на сумму, допустим, 10 млн.руб. для ИП будет являться преступлением небольшой тяжести, а для руководителя организации — тяжким.

В этом и заключается «вся соль». Поскольку преступление ИП имеет небольшую тяжесть, то срок давности по нему всего 2 года. Учитывая время на выявление правонарушения, проведение проверки, адвокату подозреваемого ИП необходимо проявить немного мастерства и затянуть передачу материалов дела в суд. По прошествии 2 лет с момента совершения преступления, коим является последний день срока для уплаты того или иного налога, 7 опасаться предпринимателю нечего. Руководителю юридического лица придётся ждать 10 лет — именно такой срок давности установлен УК РФ для тяжких преступлений.

Полагаем, кому-то покажется, что мы призываем закрывать компании и переводить бизнес в формы ИП или пытаемся намекнуть, что «химичить» лучше в этом статусе. Ничего подобного. Принимая решение о ведении операционной деятельности в статусе ИП нужно помнить, что:

во-первых, ИП смертен, у него есть супруги и наследники. Полагаем, что внезапная кончина или развод предпринимателя с огромным количеством сотрудников и хозяйственных операций может существенно усложнить существование самого бизнеса;

во-вторых, партнёрские отношения данным статусом не урегулировать, что делает его неприменимым для бизнес-моделей с несколькими собственниками;

третьих, законодатель накладываем ограничения на виды деятельности, которыми может заниматься ИП (например ИП нельзя продавать алкогольную продукцию).

Соответственно, такое решение, как и всегда, должно быть взвешенным и учитывать все нюансы статуса предпринимателя, о которых мы и указали.

1. На практике это означает, что после окончания процедуры банкротства физического лица, кредитор по долгам, образовавшимся в связи с привлечением такого лица к субсидиарной ответственности, получит исполнительный лист для взыскания этих долгов, который будет следовать за гражданином всю жизнь.

2. В соответствии со статьёй 399 Гражданского кодекса РФ субсидиарная ответственность — это дополнительная ответственность лица, за другое лицо, являющееся основным должником. До предъявления требования к субсидиарному должнику, кредитор должен предъявить его основному.

3. Примечание к статье 2.4 КоАП РФ

4. Данная позиция подтверждается пунктом 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 31.07.2003 № 16 «О некоторых вопросах практики применения административной ответственности, предусмотренной статьей 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, за неприменение контрольно-кассовых машин»

5. Примечание к статье 18.1 КоАП РФ

6. На самом деле УК РФ отталкивается не только от суммы неуплаченных налогов, но и от периода, в течение которого налогоплательщик уклонялся от уплаты и доли неуплаченной суммы в совокупном размере всех налогов, подлежащих уплате (подробнее в примечаниях к ст. 198 и 199 УК РФ).

7. Считается, что лицо уклонилось от уплаты налога, если не уплатило его в отведённый законом период. Соответственно срок давности привлечения к уголовной ответственности начинает течь со дня, следующего за последним днём срока на уплату налога.

Обзор налоговых новостей, судебной практики и законопроектов (Taxadvisor Weekly №21)

Все самое важное в налоговой сфере за прошлую неделю: новости, разъяснения, судебная практика, изменения законодательства с 03 по 09 июня 2019 года

Как изменится уголовная ответственность для предпринимателей по новому закону?

Обзор подготовили в Госдуме.

Как изменится уголовная ответственность для предпринимателей

Госдума сегодня приняла в третьем, окончательном чтении законопроект № 593998-7 с поправками в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об освобождении от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба.

Это коснется таких статей УК РФ, как:

  • мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с мошенничеством в сфере кредитования; в сфере страхования; в сфере компьютерной информации; с использованием электронных средств платежа; при получении выплат;
  • преступления небольшой тяжести, сопряженные с нарушением авторства и плагиатом; с нарушением изобретательских и патентных прав;
  • преступления небольшой тяжести, связанные с причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием; с присвоением или растратой;
  • преступления, связанные с невыплатой зарплаты, пенсий, стипендий, пособий или иных выплат.

Если лицо, впервые совершившее такое преступление, полностью возместило причиненный ущерб (погасило образовавшуюся просроченную задолженность по зарплате, пенсии и т. п.) и выплатило соответствующую компенсацию, то оно будет освобождено от уголовной ответственности.

Кроме того, при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности устанавливается запрет на необоснованное применение мер, способных привести к приостановлению законной деятельности организации или ИП. Речь идет об изъятии электронных носителей информации — компьютеров, мобильных телефонов и т. д., за исключением случаев, когда вынесено постановление о назначении их судебной экспертизы; когда изъятие производится на основании судебного решения или на данных носителях содержатся сведения, которые могут использоваться для совершения новых преступлений, а также если владелец носителя не обладает полномочиями на хранение сведений или копирование сведений может привести к их утрате.

Нововведения направлены на дальнейшее формирование благоприятного делового климата, сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности, а также на создание дополнительных гарантий защиты бизнеса.

Борис Титов предложил создать реестр данных об уголовных делах против бизнесменов

Бизнес-омбудсмен Борис Титов назвал успешным решением введение Единого реестра проверок, который администрирует Генпрокуратура, и призвал распространить этот опыт и на уголовную сферу.

«Только по экономическим статьям УК и статье 159 («мошенничество») в 2017 году было возбуждено 242 тысячи уголовных дел, – напомнил бизнес-омбудсмен. – Прекращено – чуть более 5 тысяч из них. Передано в суд 49 тысяч. А где же остальные дела? Цифровые технологии помогут решить такого рода проблемы.

Титов напомнил, что в некоторых странах внедрены информационные системы, обеспечивающие учёт документооборота при расследовании преступлений. Правоохранительные органы отражают в таких системах сообщения о преступлениях, принятые по ним процессуальные решения, следственные и процессуальные действия, в том числе меры пресечения, данные о заявителях и участниках уголовного процесса».

«А у нас в прошлом году было возбуждено уголовное дело на следователей Следственного комитета по городу Ногинску Московской области, которые, чтобы избежать информирования своего руководства и прокуратуры о делах против предпринимателей, присваивали им номера уже прекращенных и проводили следственные действия (обыски, допросы, экспертизы). Похожая ситуация заявлена в одном из обращений к нам из Ростова», – сообщил Борис Титов.

Сколько дадут за уклонение от уплаты взносов

Уклонение от уплаты страховых взносов является преступлением, напоминают налоговики Ульяновской области.

10.08.2017 вступил в силу Федеральный закон от 29.07.2017 №250-ФЗ, который вносит изменения в Уголовный кодекс РФ. Согласно положениям закона, уклонение от уплаты страховых взносов, совершенное в крупном и особо крупном размере считается преступлением. Данные изменения законодательства касаются организаций, индивидуальных предпринимателей и физических лиц, производящих выплаты и иные вознаграждения.

В соответствии со статьей 199.2 Уголовного кодекса РФ преступлением признается сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах и (или) законодательством об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в крупном или особо крупном размере. Данное преступление наказывается штрафом в размере от 200 до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 18 месяцев до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

Читайте также:
Помогите регистрация авто под запретом судебными приставами

То же деяние, совершенное в особо крупном размере, наказывается штрафом в размере от 500 тысяч до 2 млн рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 до 5 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет или без такового, либо лишением свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

Согласно примечанию к ст. 170.2 УК РФ крупным размером для целей применения статьи 199.2 УК РФ признается сумма сокрытых денежных средств (имущества), превышающая 2 250 тысяч рублей, а особо крупным размером признается сумма сокрытых денежных средств (имущества), превышающая 9 млн рублей. В соответствии с ч. 2 ст. 76.1 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ст. 199.2 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причиненного ущерба.

Всё вышенаписанное не пустая страшилка от налоговиков. В 2017 году Управлением ФНС России по Ульяновской области в Следственное управление регионального СК было направлено 5 материалов на общую сумму более 50 млн рублей по факту сокрытия денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по страховым взносам. В настоящее время возбуждены уголовные дела по 4 материалам, ведутся следственные мероприятия.

Налоговиков научили, как взыскивать с физлиц недоимки организаций

Федеральная налоговая служба направила в нижестоящие органы письмо № СА-4-18/45@с от 09.01.21018 г. подробными инструкциями по взысканию ущерба физических в размере налоговых недоимок и пеней, не оплаченных организацией. Письмо основании на Постановлении Конституционного суда РФ от 8 декабря 2017 г. № 39-П.

Письмо касается только случаев взысканий ущерба с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, связанных с неуплатой налогов организацией, или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Документ весьма масштабный, отметим только некоторые моменты его.

1. Налоговые органы наряду с исками, прямо упомянутыми в статье 31 НК РФ, вправе предъявлять иски о возмещении вреда на основании статьи 1064 ГК РФ к физическим лицам, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений, было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Особое внимание рекомендовано уделять доказательствам причастности привлекаемого к ответственности физического лица к хозяйственной деятельности организации и влияния на ее действия. При этом в гражданских исках налоговым органам необходимо указывать на презюмирование вины причинителя вреда, поскольку в силу указанной нормы бремя доказывания отсутствия вины возлагается на ответчика

2. Вред, причиняемый нарушениями законодательства о налогах и сборах, заключается в непоступлении в бюджет соответствующего уровня суммы неуплаченных налогов (недоимки) и пеней, как компенсации потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в установленный срок. Штраф в в сумму вреда, подлежащего взысканию с физического лица, не включается. При этом применительно к иным механизмам гражданско-правового регулирования, это не исключает права налоговых органов на предъявление к указанным физическим лицам требований о возмещении указанной суммы штрафа в качестве убытков в пользу должника-юридического лиц

3. При определении субъектов ответственности и степени вины каждого из них налоговым органам необходимо исследовать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения иска о возмещении субъектами ответственности вреда.

При определении факта и степени обогащения (выгоды) могут быть учтены различные факторы, в частности:

  • изменение уровня материального состояния физического лица и (или) связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) в сторону улучшения в период, который может быть связан с совершением преступления (в том числе до и после непосредственного совершения налогового преступления);
  • превышение (в том числе систематическое) расходов физического лица и (или) и связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) над официально установленными доходами в период, который может быть связан с совершением преступления либо после совершения налогового преступления;
  • наличие существенных активов у лица и связанных с ним лиц (в том числе членов семьи) при отсутствии обоснования и доказывания источников их происхождения;
  • прямое либо косвенное (путем создания схемы по распределению выгоды и убытков) направление средств юридического лица на обезличенного выгодоприобретателя (фиктивные юридические лица, подставные физические лица, структуры в иностранных юрисдикциях с осложненным либо невозможным к прослеживанию дальнейшим направлением движения денежных средств и др.);
  • любой иной прямой или косвенный финансовый (материальный) интерес, выгода, бонус, иные привилегии и преимущества, которые физическое лицо получило непосредственно или через третьих лиц, их размер;
  • наличие иного личного интереса как мотива преступления (карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.

Однако поскольку факт получения выгоды от причинения вреда не указан в законодательстве как условие привлечения к возмещению вреда, налоговые органы должны обращать внимание судов на то, что отсутствие доказательств непосредственного или косвенного обогащения (выгоды) физлица не может рассматриваться как основание для освобождения от возмещения

4. Налоговые органы должны исключить ситуацию взыскания ущерба в двойном размере (один раз — с юридического лица в порядке налогового законодательства, а второй — с физического лица в порядке гражданского законодательства).

Сумма ущерба, подлежащая взысканию с физического лица, должна к уменьшаться на сумму фактической взысканной (уплаченной) задолженности. В случае, если до фактического исполнения уже вынесенного судебного акта сумма вреда была полностью или частично возмещена за счет иных источников, налоговым органам следует предъявлять к взысканию только соответствующую оставшуюся сумму неисполненного обязательства.

5. Привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности в рассматриваемой ситуации возможно лишь при невозможности взыскания налогов за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

К ситуациям отсутствия возможности применения различных механизмов удовлетворения налоговых требований за счет организаций относятся:

  • возвращение исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства по мотивам, связанным с невозможностью его исполнения;
  • прекращение производства по делу о банкротстве или возврате заявления о признании организации-налогоплательщика банкротом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;
  • наличие у организации-налогоплательщика признаков недействующего юридического лица, в том числе до окончания процедуры исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц («фактически недействующее юридическое лицо»);
  • наличие в едином государственном реестре юридических лиц сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности;
  • наличие данных о финансово-хозяйственном состоянии организации которые, указывают на невозможность удовлетворения требований об уплате обязательных платежей, которые не поступили в бюджет в результате преступных действий;
  • отсутствие правовых и (или) фактических оснований и (или) достаточной доказательной базы для взыскания задолженности с лиц, привлекаемых к ответственности по долгам организации (в том числе в случае, когда у лиц, в отношении которых имеются соответствующие правовые основания и добытые доказательства, отсутствуют активы, за счет которых может быть произведено взыскание).

Во всех случаях в гражданском иске налоговые органы должны указать одно или несколько оснований исчерпания.

В письме особо подчеркивается, что в силу прямого указания Конституционным Судом РФ правовая позиция о недопущении взыскания вреда с физического лица до исчерпания иных возможностей возмещения вреда не применяется в случаях, если юридическое лицо-налогоплательщик служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица и фактически не являлось самостоятельным участником экономической деятельности.

В конце письма приводятся поручения территориальным органам ФНС. В частности, в отношении уже поданных гражданских исков, решение по которым не принято судом,необходимо провести анализ финансового (имущественного) состояния ответчика. По результатам данного анализа на согласование в ФНС должны быть представлены проекты уточнений гражданских исков с учётом исчерпания и (или) отсутствия возможности применения различных механизмов удовлетворения заявленных налоговых требований.

adminlawsexp

adminlawsexp

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о