0

Признание договора оказания услуг недействительным налоговые последствия

Дата размещения статьи: 05.02.2018

Вопрос о соотношении гражданского права и права налогового, их взаимном влиянии недостаточно разработан в науке. Одной из таких актуальных проблем, которая имеет важнейшее практическое значение, является проблема налоговых последствий при признании сделок недействительными. Анализируя правоприменительную практику, можем заметить, что споры по данным категориям дел в различных федеральных арбитражных судах могут разрешаться прямо противоположным образом.
Вначале следует проанализировать вопрос о возможности налогового органа предъявлять в суд иски о признании сделок недействительными. Необходимо обратить внимание на то, что Закон РФ от 21.03.1991 N 943-1 "О налоговых органах Российской Федерации" предоставлял налоговым органам по данным категориям дел право обращаться в суд. Однако из первоначальной редакции ст. 31 НК РФ норма о праве налоговых органов предъявлять в суды общей юрисдикции и арбитражные суды иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам имущества в случаях, предусмотренных гражданским законодательством РФ, была исключена еще в 1999 году, что породило определенные сомнения в наличии или отсутствии этого полномочия.
Так, например, по одному делу суд признал, что налоговый орган имеет право заявлять иски о признании сделок недействительными на основании Закона "О налоговых органах РФ". По мнению суда, ст. 31 НК РФ не содержит исчерпывающего перечня исков, которые могут заявлять налоговые органы .
———————————
См.: Постановление ФАС Московского округа от 08.04.2002 N КГ-А40/1880-02 // СПС "ГАРАНТ".

Такая позиция судов представляется ошибочной. В настоящее время налоговый орган, в соответствии с НК РФ, не обладает полномочием на обращение в арбитражный суд с иском о признании сделки недействительной.
Правильность данной позиции подтверждает судебная практика ФАС Северо-Западного, Поволжского и Центрального округов .
———————————
См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.10.2002 N Ф04/3855-1170/А27-2002 [Электронный ресурс]. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/18688910/; Постановление ФАС ПО от 22.05.2001 по делу N А57-12353/00-20 // СПС "ГАРАНТ"; Постановление ФАС ЦО от 19.08.2002 по делу N А09-7277/01-11 // СПС "ГАРАНТ".

Президиум ВАС РФ 6 ноября 2012 года, рассмотрев соответствующий спор, также пришел к данному выводу, отметив, что "обращение налогового органа в суд с требованием о признании недействительной сделки по иным основаниям, обосновывая данное обращение тем, что сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, в связи с чем данные иски не подлежат удовлетворению" .
———————————
Постановление Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 N 8728/12 по делу N А56-44428/2010 // Вестник ВАС РФ. 2013. N 3.

Одной из основных функций налогового органа является функция регулирования и контроля за пополнением бюджета. Следовательно, в случае, когда результатом заключения либо исполнения сделки является избежание либо уклонение от уплаты налогов, налоговый орган вправе и обязан встать на защиту государственных интересов. Поэтому для реализации данной функции было бы целесообразно предоставить право налоговым органам предъявлять в суды соответствующие иски. По нашему мнению, необходимо внести поправку в ст. 31 НК РФ и предоставить налоговым органам право на обращение в суд с такими исками и определить случаи, при наступлении которых налоговый орган приобретет возможность такого обращения.
В соответствии со ст. 167 ГК РФ сделка является недействительной, когда она не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью.
Гражданский кодекс недействительные сделки делит на два типа: ничтожные и оспоримые. Ничтожная сделка является недействительной с момента ее заключения, а оспоримая сделка становится таковой по решению суда. Последствия недействительной сделки в виде применения двусторонней реституции носят гражданско-правовой характер, а к налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется, если иное прямо не предусмотрено законом.
С самим фактом признания сделки недействительной Налоговый кодекс РФ также не связывает возникновение, изменение или прекращение налоговых последствий. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.11.2011 N 148 подчеркивает, что не сами гражданско-правовые сделки приводят к налоговым последствиям, а совершаемые для их исполнения финансово-хозяйственные операции . Данные операции отражаются в бухгалтерском учете организации, на основании данных бухучета по итогам налогового периода формируется финансовый результат, который исходя из смысла ст. 54 НК РФ облагается тем или иным налогом.
———————————
См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.11.2011 N 148 // Вестник ВАС РФ. 2012. N 1.

Аналогичную точку зрения можно встретить и в юридической литературе. Так, например, О.А. Митряшкина рассматривает сделку как основание возникновения налогового правоотношения. Изменение, прекращение или возникновение гражданских прав и обязанностей влечет те или иные налоговые последствия, при этом следует учитывать, что объекты налогообложения появляются при реальном исполнении гражданских сделок, а не при их заключении . То есть О.А. Митряшкина поддерживает следующую точку зрения: не сами сделки, а фактические действия, совершаемые во исполнение обязательств (передача вещей, уплата денег, выполнение работ и оказание услуг), должны стать базой для налогообложения.
———————————
См.: Митряшкина О.А. Гражданско-правовая сделка как основание возникновения налоговых правоотношений // Налоги (журнал). 2008. N 5. С. 4.

Таким образом, налоговые последствия связаны с гражданско-правовой сделкой не напрямую, а опосредованно — через реальные хозяйственные операции .
———————————
См.: Коняхин Н.Я. Налогообложение по недействительным сделкам // Бухгалтерский учет. 2014. N 7. С. 108.

Если сделка признана недействительной и за ней последовала двусторонняя реституция, то стороны сделки возвращаются в первоначальное состояние. А что делать с налогами, ранее уплаченными в бюджет? В отличие от гражданского права в налоговом законодательстве нет специальных положений о том, какие последствия влечет недействительная сделка. Поэтому при решении вопроса о том, нужно ли пересчитывать налоговое обязательство по конкретному налогу, следует исходить из общих положений части первой НК и специальных положений части второй Налогового кодекса РФ, устанавливающих порядок исчисления и уплаты налога.
Рассмотрим налоговые последствия недействительных сделок на конкретных примерах.
1. За время владения недвижимостью покупатель начислял по ней амортизацию, нес затраты по ее содержанию и эксплуатации (коммунальные платежи, расходы на охрану, страхование и т.д.). Должен ли он эти суммы исключать из состава расходов?
Арбитражная практика пришла к выводу, что если сделка купли-продажи недвижимости была признана недействительной, то необходимо восстановить начисленную по ней амортизацию и внести соответствующие исправления в декларацию по налогу на прибыль организаций за прошлые периоды. Одним из оснований признания имущества амортизируемым является наличие права собственности на это имущество. А так как по недействительной сделке купли-продажи право собственности на имущество не перешло, то нет оснований для учета амортизации в составе расходов при расчете налога на прибыль .
———————————
См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 N 7317/13 по делу N А06-5423/2011 // Вестник ВАС РФ. 2014. N 5.

Налоговый кодекс позволяет учитывать в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, затраты на коммунальные услуги (подп. 5 п. 1 ст. 254 НК РФ), расходы на страхование основных средств (подп. 3 п. 1 ст. 263 НК РФ), их ремонт (ст. 260 НК РФ) и охрану (подп. 6 п. 1 ст. 264 НК РФ), которые осуществляются в отношении приобретенного объекта недвижимости.
В отличие от амортизации, их признание никак не связано с правом собственности на имущество, в отношении которого они понесены. Поэтому данные затраты могут быть учтены в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организаций. На основании анализа арбитражной практики мы делаем вывод, что по данным категориям дел реализуется принцип приоритета существа над формой, который гласит, что при оценке налоговых последствий сделки следует обращать внимание на их действительный экономический смысл. Если сделка оформлена юридически одним образом, а экономическая суть правоотношений совсем другая, то для налогообложения признаются результаты сделки исходя из экономической сути правоотношений.
2. Продавец по налогу на прибыль из состава доходов должен исключить полученную от покупателя выручку, а из состава расходов — учтенные при реализации недвижимости расходы. Это объясняется тем, что право собственности на недвижимость покупателю не перешло, то есть реализация товара не состоялась.
Арбитражная практика указывает, что в случае признания сделки недействительной продавец имеет право отразить возврат реализованного ранее имущества или уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль только после фактической реституции и только в том периоде, в котором будут осуществлены операции по возврату .
———————————
См.: Определение Верховного Суда РФ от 26.03.2015 N 305-КГ15-965 по делу N А40-69367/2013-107-235 // СПС "ГАРАНТ".

Читайте также:
Уголовная ответственность за разглашение персональных данных

Таким образом, корректировку налоговой базы по налогу на прибыль продавец должен осуществить в периоде возврата недвижимости.
3. Президиум ВАС РФ указывает, что возврат имущества в связи с признанием сделки недействительной является такой же хозяйственной операцией, которая отражается в бухгалтерском учете обеих организаций, тем самым влечет налоговые последствия .
———————————
См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.11.2011 N 148 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2012. N 1.

Данная финансово-хозяйственная операция отражается в бухгалтерском учете на дату их совершения, и с момента возврата продавец вновь станет плательщиком налога на имущество организаций в отношении указанных объектов.
При осуществлении двусторонней реституции по недействительному договору купли-продажи покупатель имеет возможность также восстановить НДС. Под восстановлением НДС покупателем в арбитражной практике подразумевается выставление в адрес продавца счета-фактуры. В соответствии с п. 4 ст. 172 НК РФ суммы налога, ранее правомерно принятые к вычету покупателем, можно восстановить в том налоговом периоде, в котором товар возвращен продавцу.
Таким образом, покупателю при возврате недвижимости по недействительной сделке нужно выставить в адрес продавца счет-фактуру и зарегистрировать его в книге продаж того налогового периода, в котором произошел возврат. На основании этого счета-фактуры происходит восстановление НДС и принятие его к вычету продавцом .
———————————
См.: Письмо Минфина России от 20.03.2015 N 03-07-11/15448 // Строительство: акты и комментарии для бухгалтера. 2015. N 5.

В Определении ВС РФ от 09.10.2014 N 309-КГ14-2300 также рассматривался вопрос корректировки налоговой базы по НДС у покупателя при возврате недвижимости продавцу в результате признания сделки купли-продажи недействительной . В этом деле компания просила суд признать недействительным решение инспекции, вынесенное по результатам выездной налоговой проверки. Налоговые органы обнаружили, что компания возвратила недвижимость продавцу из-за признания сделки (ее купли-продажи) недействительной, но при возврате компания не начислила НДС и не выставила продавцу счет-фактуру. В результате налоговики доначислили НДС и привлекли компанию к ответственности по ст. 122 НК РФ за неуплату налога. Суды всех инстанций отказали компании в удовлетворении ее требований, а судья Верховного Суда не нашел оснований для передачи дела в Судебную коллегию по экономическим спорам.
———————————
См.: Определение Верховного Суда РФ от 09.10.2014 N 309-КГ14-2300 по делу N А71-9500/2013 // СПС "ГАРАНТ".

На основании приведенных примеров из арбитражной практики мы можем убедиться, что, действительно, для разных видов налогов существуют различные последствия в случае признания сделки недействительной. Исходя из этого контрагенты по сделкам, которые признаны недействительными, обязаны учитывать данные налоговые последствия и вводить соответствующие корректировки в свои налоговые декларации в "ручном режиме". Целесообразно было бы в налоговом законодательстве прописать норму, позволяющую автоматически корректировать налоговые последствия без подачи уточненных деклараций.

Литература

1. Коняхин Н.Я. Налогообложение по недействительным сделкам / Н.Я. Коняхин // Бухгалтерский учет. 2014. N 7. С. 105 — 108.
2. Митряшкина О.А. Гражданско-правовая сделка как основание возникновения налоговых правоотношений / О.А. Митряшкина // Налоги (журнал). 2008. N 5. С. 2 — 5.

Основания, по которым ту или иную сделку можно признать недействительной и не влекущей последствий, четко зафиксированы в Гражданском кодексе. Там же детально прописаны последствия недействительности сделки для сторон. Но любой бухгалтер знает, что у сделки есть не только гражданско-правовая, но и налоговая сторона. И вот с налоговыми последствиями недействительности сделки все не так ясно. Недавно этот вопрос затронул Президиум ВАС РФ в информационном письме от 17.11.11 № 148*, дав весьма интересную трактовку положений Налогового кодекса.

Вводная часть

Вообще-то, данное письмо Президиума ВАС РФ касается налога на имущество организаций. Но в одном из вопросов, рассмотренных судом, речь идет как раз о случае недействительности сделки купли-продажи недвижимого имущества. Президиум ВАС привел свою позицию по вопросу налоговых последствий такого договора. На наш взгляд, этот подход можно применять и к другим налогам.

Однако перед тем, как обратиться к налоговым последствиям недействительности сделок, давайте кратко остановимся на гражданско-правовой стороне вопроса.

Недействительные сделки…

Гражданский кодекс, говоря о недействительных сделках, делит их на два типа: ничтожные и оспоримые (ст. 166 ГК РФ). Главное отличие между ними чисто юридическое – ничтожная сделка является недействительной с момента ее заключения, независимо от принятия судом решения о ее недействительности. Тогда как недействительность оспоримой сделки подтверждает именно суд. Но это в теории.

На практике же и в том, и в другом случае заинтересованным лицам приходится обращаться в суд. Поэтому в действительности разница между двумя видами недействительности сделок состоит в том, какое именно требование предъявляется суду. По ничтожным сделкам – это требование о применении последствий ничтожности сделки, а по оспоримым сделкам – о признании сделки недействительной и применении последствий этой недействительности.

Но это, как мы уже сказали, чисто юридические тонкости. Бухгалтеру же важно знать, что по ГК РФ недействительная сделка – как оспоримая, так и ничтожная – не влечет для ее сторон никаких юридических последствий, кроме тех, которые непосредственно связаны с ее недействительностью. Также важно, что недействительная сделка недействительна всегда с момента ее заключения (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Последствия недействительности сделки, в большинстве случаев таковы: каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Проще говоря, стороны должны оказаться в том же положении, которое было на момент заключения сделки. В тех же случаях, когда возвратить полученное по сделке уже невозможно (например, товары перепроданы или использованы в производстве), возмещение может производиться деньгами (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Читайте также:
Типовой договор управления многоквартирным домом 2018 образец

Важно также понимать, что за неисполнение недействительной сделки (непоставку продукции, невыполнение работы и т.п.) ответственность наступать не может.

…и действительные налоги

Итак, наш небольшой экскурс в гражданско-правовую часть вопроса закончен. Из него, думаю, понятен основной посыл законодателя: недействительная сделка как бы не существует изначально. Такой подход долгое время позволял специалистам по налогам говорить, что соответствующую логику нужно применять и к налоговым последствиям недействительности сделки. То есть, налоговую составляющую нужно также вернуть в то состояние, которое было до подписания недействительного договора – восстановить суммы расходов и НДС, принятого к вычету или обратиться в инспекцию с заявлением о возврате излишне уплаченных сумм.

Однако Президиум ВАС РФ в упомянутом нами письме занял прямо противоположную позицию. Суд указал, что само по себе признание сделки (напомним, что в письме речь идет о договоре купли-продажи недвижимости) недействительной и возложение на стороны обязанности вернуть друг другу все полученное по сделке, не означает, что и налоговой составляющей будет придан статус-кво. Связано это с тем, что, по мнению судей, к налоговым последствиям приводят не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые для их исполнения финансово-хозяйственные операции. Именно эти операции (а не сами сделки) организации отражают в бухучете.

Далее, на основании данных бухучета по итогам налогового или отчетного периода формируется финансовый результат. И уже этот результат, исходя из смысла статьи 54 НК РФ, облагается тем или иным налогом.

Таким образом, налоговые последствия связаны с гражданско-правовой сделкой не напрямую, а опосредовано – через реальные хозяйственные операции. Именно поэтому при признании сделки купли-продажи недвижимости недействительной продавец, хотя и получает недвижимость обратно, не обязан восстанавливать в бухгалтерском учете сведения о ней на дату первоначальной реализации. Эти данные попадут в его бухучет на дату фактического возврата имущества. И применительно к налогу на имущество, как указал Президиум ВАС РФ, это значит, что только с момента фактического возврата имущества несостоявшийся продавец вновь станет плательщиком налога на имущество в отношении «неудачно проданного» здания.

Налог на прибыль и НДС

Давайте теперь применим эту логику суда к другим налогам.

Первое следствие: все налоги, уплаченные в связи с совершением тех или иных хозяйственных операций по недействительной сделке, были уплачены законно. Другими словами, никаких возвратов – ни НДС, уплаченного при передаче товара (работы, услуги) по недействительной сделке, ни налога на прибыль с дохода от нее – не будет.

Второе следствие: это правило действует и в обратную сторону. А значит, суммы, уже включенные в расходы, или принятые к вычету по рассматриваемым хозяйственным операциям, не восстанавливаются. Это касается и амортизации, начисленной покупателем за то время, пока он владел имуществом – она также останется в расходной части налоговой базы, несмотря на то, что сделка признана недействительной и имущество возвращено продавцу.

Налоги на возвращенное имущество

Наконец, еще один немаловажный момент: надо ли платить налоги, связанные с самим фактом возврата имущества по сделке, признанной недействительной? Ведь формально такой возврат вполне соответствует определению реализации, данному в статье 39 НК РФ.

Если следовать той логике, которую применил Президиум ВАС РФ, то возврат имущества в связи с признанием сделки недействительной – такая же хозяйственная операция, которая отражается в бухгалтерском учете обеих сторон. А значит, влечет налоговые последствия.

Другими словами, возврат облагается НДС и налогом на прибыль. Это, кстати, выводит, что называется, «в ноль» по этой сделке не только стороны, но и бюджет. То есть, тот факт, что Президиум ВАС РФ решил «не трогать» налоги, уплаченные в связи с изначальной передачей имущества, как раз и нивелируется их начислением и принятием к вычету (учетом в расходах) при возврате такого имущества.

*«Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации».

Вопрос о праве налоговых органов на оспаривание в судебном порядке совершенных налогоплательщиками сделок до сих пор остается дискуссионным. Еще Федеральным законом от 09.07.1999 N 154-ФЗ право налоговиков предъявлять в суд иски о признании недействительными сделок налогоплательщиков было исключено из норм НК РФ.

С другой стороны, закон о налоговых органах провозглашает, что, помимо всего прочего, налоговики вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о ликвидации организации любой организационно-правовой формы, о признании сделок налогоплательщиков недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. Такая правовая коллизия позволяет арбитражным судам принимать по спорам данной категории далеко неоднозначные решения, а налоговым органам злоупотреблять своими правами и искусственно упрощать процедуру доказывания факта получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды.

Действительно, налоговые органы сейчас имеют формальную возможность предъявлять иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам. Между тем, не стоит забывать и о том, что данное право не является абсолютным и может быть реализовано лишь в исключительных случаях.

Так, следует различать требования, имеющие какие-либо налоговые перспективы, и требования, таких перспектив не имующие. В последнем случае требование налогового органа о применении последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход бюджета всего полученного по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов.

При этом для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган вправе предъявить требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, поскольку удовлетворение именно этого требования может способствовать выполнению возложенных на налоговиков функций и задач.

Помимо этого, факты уклонения ответчика от уплаты налогов не подлежат доказыванию, исследованию и оценке судом в гражданско-правовом споре о признании сделки недействительной по причине того, что названные факты не входят в предмет доказывания по такому спору, а подлежат установлению при рассмотрении налогового спора. Именно на это обстоятельство и обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, вынося решение, призванное, наконец, во многом изменить арбитражную практику по данной категории споров в пользу налогоплательщиков.

В Постановлении Президиума ВАС РФ № 8728/12 от 6 ноября 2012 года суд разрешил спор о признании договора, заключенного налогоплательщиком, недействительным в силу его ничтожности. Из материалов дела следовало, что генеральный директор контрагента налогоплательщика, от имени которого были подписаны договор, счета-фактуры и акты о приемке выполненных работ, умер еще до подписания данных документов, что подтверждается актом о смерти.

Также налоговой проверкой было установлено, что общество-контрагент по сделке не имело реальной возможности осуществлять работы по ремонту с учетом времени, места нахождения выполняемых заказов и объема материальных ресурсов, экономически необходимых для оказания услуг. У него отсутствовали необходимые условия для достижения результатов при выполнении условий договора в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов и транспортных средств, что было подтверждено бухгалтерской и налоговой отчетностью, представленной в налоговый орган.

Читайте также:
Увольнение за систематическое неисполнение трудовых обязанностей

При этом в связи со смертью генерального директора контрагента, представлявшего единоличный исполнительный орган данного юридического лица, контрагент не мог иметь и осуществлять своими действиями гражданские права, нести обязанности, в том числе совершать сделки и какие-либо действия по их одобрению.

Ссылаясь на названные обстоятельства, налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с иском о признании договора недействительным в силу его ничтожности. Что интересно, из доводов, заявленных инспекцией при рассмотрении данного дела, четко следовало, что главной и единственной целью обращения в суд с требованием о признании спорной сделки недействительной являлось доказывание факта ее несовершения и отсутствия реального выполнения работ со стороны контрагента налогоплательщика.

Соглашаясь с доводами инспекции, суды трех инстанций признали ее заинтересованным лицом, имеющим право на обращение с подобным иском, и удовлетворили заявленные требования. В частности, суды пояснили, что для обеспечения поступления в бюджет налогов в полном объеме налоговый орган вправе, руководствуясь статьей 170 Гражданского кодекса РФ, предъявить требование о признании совершенных налогоплательщиком сделок недействительными как сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия, то есть мнимых, либо с целью прикрыть другую сделку, то есть притворных. В свою очередь удовлетворение заявленного налоговой инспекцией требования может способствовать реализации соответствующей задачи по обеспечению поступления налогов в бюджет.

ВАС РФ, отменяя решения судов и принимая новое решение по делу, согласился с доводами налогоплательщика о том, что предъявление налоговой инспекцией иска о признании сделки недействительной возможно лишь по основаниям, предусмотренным статьей 169 ГК РФ. Напомним, в соответствии с данной статьей всякая сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

При наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход РФ взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход РФ все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход РФ.

Между тем, как дал понять ВАС РФ, признать сделку ничтожной по данному основанию, на практике гораздо сложнее, нежели доказать недобросовестность налогоплательщика и обосновать отказ в предоставлении последнему налоговой выгоды. Так, еще в Постановлении Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" суд разъяснил, что противоправность сделки не свидетельствует о ее антисоциальном характере.

Главным квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель. То есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности. В качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Таким образом, для признания сделки ничтожной необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.

Более того, само право налоговых органов на оспаривание подобных сделок может быть реализовано налоговыми органами лишь в тех случаях, когда удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение их непосредственных задач, определенных в законе о налоговых органах. Разрешая спор, Президиум ВАС РФ указал, что в настоящее время к числу главных задач налоговых органов отнесен контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правильностью исчисления и полнотой и своевременностью внесения в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов.

Отсюда можно сделать вывод, что налоговые органы вправе предъявлять в суд иски о признании сделок недействительными только при соблюдении двух необходимых условий. Первое — если это полномочие реализуется ими в рамках выполнения задач по контролю за соблюдением налогового законодательства. Второе — если удовлетворение такого требования будет иметь в качестве последствия определение должной квалификации отношений сторон. Иными словами, если вслед за признанием сделки ничтожной законность в сфере налоговых отношений будет восстановлена и в бюджет вернутся неправомерно изъятые средства в виде налогов и сборов.

Вместе с тем, признавая необоснованными выводы судов нижестоящих инстанций, ВАС РФ рекомендовал сторонам спора обратить внимание на саму природу ничтожных сделок. Закон прямо устанавливает, что ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом. Именно поэтому оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, квалифицируемых в качестве ничтожных, может быть произведена налоговым органом в порядке, предусмотренном непосредственно налоговым законодательством.

Так, при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок нормы Налогового кодекса Российской Федерации предоставляют налоговому органу право самостоятельно осуществлять изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика. Это дает возможность, не оспаривая самой сделки, обратиться в суд уже с требованием о взыскании доначисленных налогов, начисленных пеней и штрафов.

Более того, вопрос об обоснованности указанной переквалификации разрешается в рамках рассмотрения налогового спора и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных.

Как результат, ВАС РФ признал, что обращение инспекции в суд с требованием о признании сделки недействительной по основанию ее совершения от имени контрагента налогоплательщика неустановленным лицом выходит за рамки полномочий налогового органа, а заявленный иск не подлежит удовлетворению. Сам же договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса РФ независимо от признания его таковым судом.

Что касается выводов налоговой инспекции о недобросовестности налогоплательщиков, сделанных на основе установленных в ходе налоговой проверки обстоятельств, свидетельствующих, по мнению инспекции, об отсутствии у контрагента реальной возможности выполнения работ, то как пояснил ВАС РФ, они могли быть сделаны при рассмотрении материалов налоговой проверки. Причем вне зависимости от признания спорной сделки ничтожной, и в дальнейшем данные выводы могли быть проверены судом в рамках налогового спора при рассмотрении материалов дела о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

adminlawsexp

adminlawsexp

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о