Сельскохозяйственный кооператив заключил с ао агрофуд договор

В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКИХ ДОГОВОРОВ
Ю.В. РОМАНЕЦ
Ю.В. Романец, кандидат юридических наук, председатель Федерального арбитражного суда Северо — Кавказского округа.
1. В статье 535 ГК РФ договор контрактации определен как обязательство, по которому производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю — лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи.
Данному договору посвящен параграф 5 главы 30 ГК РФ. Контрактация сформулирована в ГК РФ как вид купли — продажи и разновидность поставки. Это означает, что рассматриваемое обязательство, во-первых, характеризуется родовыми признаками купли — продажи как типа договора, во-вторых, обладает свойствами поставки как вида купли — продажи и, в-третьих, имеет свои отличительные качества, обусловившие необходимость выработки специфического правового регулирования.
Принадлежность контрактации к типу купли — продажи предопределяется тем, что она, как и любая купля — продажа, направлена на возмездную передачу имущества в собственность в обмен на эквивалентно — определенное денежное предоставление. Указанные родовые признаки обусловили возможность применения к рассматриваемому обязательству общих положений о купле — продаже, не противоречащих специфике поставки и особенностям контрактации. В пункте 5 статьи 454 ГК РФ законодатель указал, что общие положения о купле — продаже применяются к контрактации, если иное не предусмотрено специальными правилами о ней.
Наличие в отношениях контрактации признаков, характерных для поставки товаров, позволяет применять к ней те правила о договоре поставки, которые не противоречат специальным нормам о контрактации (п. 2 ст. 535 ГК РФ). В частности, к контрактации применяется положение статьи 506 ГК РФ о том, что условие о сроке передачи товара является существенным условием договора. Поэтому несогласование условия о сроке передачи товара в договоре контрактации имеет такие же последствия, какие установлены для договора поставки.
2. Какие отличительные признаки рассматриваемых правоотношений потребовали выделения их как самостоятельного договорного института со специальной нормативно — правовой базой?
Производство сельскохозяйственной продукции осуществляется в условиях, иногда не зависящих от воли производителя. Специфика сельскохозяйственного производства — сильная зависимость от погодных условий, высокий удельный вес других случайных факторов, влияющих на результат, — делает производителя сельскохозяйственной продукции экономически более слабой стороной договора . В том случае, когда сельскохозяйственному производителю, продающему выращенную им продукцию, противостоит предприниматель, закупающий ее для переработки или продажи, экономическое неравенство достигает той степени, при которой требуется юридический противовес в виде специальных норм института контрактации. Возникает необходимость в особом юридическом нормировании, которое позволило бы путем повышения уровня правовой защиты сельскохозяйственного производителя — продавца устранить экономическое неравенство в его отношениях с лицом, закупающим сельскохозяйственную продукцию с предпринимательской целью.
———————————
См.: Гражданское право: Учеб. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 78 — 79.
Важно иметь в виду, что под заготовителем законодатель понимает любое лицо, закупающее сельскохозяйственную продукцию с предпринимательской целью.
Таким образом, положения о договоре контрактации отражают такое экономическое неравенство контрагентов, которое существует в отношениях, характеризующихся одновременно следующими признаками: во-первых, на стороне поставщика выступает производитель сельскохозяйственной продукции; во-вторых, на стороне покупателя выступает предприниматель; в-третьих, предметом договора является сельскохозяйственная продукция, выращенная самим поставщиком. Причем данная продукция должна быть результатом такой деятельности, которая характеризуется признаками, обусловившими экономическое неравенство сельскохозяйственного производителя.
Отсутствие одного из этих признаков исключает квалификацию правоотношения как договора контрактации. Так, не может рассматриваться как контрактация обязательство, по которому сельскохозяйственный производитель продает выращенную им сельскохозяйственную продукцию потребителю (гражданину или юридическому лицу), или договор, по которому сельскохозяйственный производитель продает предпринимателю сельскохозяйственную продукцию чужого производства.
Показателен в связи с этим следующий пример. Между сельскохозяйственным кооперативом и заготовителем заключен договор, согласно которому кооператив обязался поставить заготовителю овощные консервы, произведенные путем переработки покупного сырья (производством собственного сырья, необходимого для выработки консервов, кооператив не занимался). Поскольку поставка была просрочена, заготовитель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании убытков.
Суд первой инстанции в иске отказал, сославшись на то, что, поскольку кооператив, являющийся сельскохозяйственным производителем, обязался поставить заготовителю продукцию собственного изготовления, данные правоотношения следует квалифицировать как договор контрактации, согласно которому кооператив должен нести имущественную ответственность лишь при наличии вины; из материалов дела следует, что нарушение обязательства со стороны кооператива было невиновным.
Суд кассационной инстанции решение отменил и иск удовлетворил, исходя из следующего.
Предметом настоящего договора действительно была продукция, которую должен был произвести сельскохозяйственный кооператив, занимающийся выращиванием и переработкой сельхозпродукции. Поэтому, если бы кооператив обязался поставить консервы, произведенные в результате переработки выращенной им же продукции, договор мог быть квалифицирован как контрактация. Однако в данном случае кооператив должен был перерабатывать "чужое" сырье. Сама по себе деятельность по переработке сельскохозяйственной продукции не является той рисковой деятельностью, которая порождает экономическое неравенство производителя. Она находится за рамками института контрактации. Следовательно, имеет место обычный договор поставки, и кооператив должен нести ответственность на общих основаниях независимо от вины.
Согласно избранной законодателем конструкции нормы о контрактации распространяются лишь на такие отношения, в которых на стороне покупателя выступает предприниматель, приобретающий сельскохозяйственную продукцию с целью ее последующей переработки или продажи. Следовательно, если покупатель приобретает сельскохозяйственную продукцию для ее потребления либо для иных целей, не связанных с последующей переработкой или продажей, обязательство не может регулироваться институтом контрактации .
———————————
См.: Витрянский В.В. Договор купли — продажи и его отдельные виды. М.: Статут, 1999. С. 150.
Представляется, что в данном случае законодательная конструкция не в полной мере соответствует правовой идее, положенной в ее основу. Экономически подчиненное положение сельскохозяйственного производителя, продающего выращенную им продукцию, обусловлено тем, что ему противостоит предприниматель. То обстоятельство, с какой целью предприниматель приобретает эту продукцию (для переработки, перепродажи или для иных целей), не может повлиять на указанное экономическое неравенство.
В связи с этим представляется целесообразным исключить из легального определения договора контрактации, содержащегося в статье 535 ГК РФ, указание на цель, с которой предприниматель покупает сельскохозяйственную продукцию, с тем чтобы нормы института контрактации распространялись на любые отношения, в которых сельскохозяйственному производителю, продающему выращенную им продукцию, противостоит предприниматель.
Специфика правового регулирования контрактации выражена главным образом в двух нормах:
1) согласно статье 538 ГК РФ производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший либо ненадлежаще исполнивший обязательство, несет ответственность лишь при наличии вины;
2) в соответствии с диспозитивным правилом пункта 1 статьи 536 ГК РФ заготовитель обязан принять сельскохозяйственную продукцию у производителя по месту ее нахождения и обеспечить ее вывоз. Данная норма ужесточила обязанности покупателя по получению сельскохозяйственной продукции.
Правильное понимание сущности экономического неравенства, положенного законодателем в основу выделения института контрактации, позволяет ответить на спорные вопросы о квалификации рассматриваемых правоотношений.
Так, поскольку одним из признаков, обусловивших экономическое неравенство, является фигура сельскохозяйственного производителя как такового (независимо от его формального статуса), для квалификации обязательства как договора контрактации не имеет значения правовой статус лица, реализующего сельскохозяйственную продукцию. Поэтому нет никаких препятствий для того, чтобы относить к контрактации также договор на реализацию гражданами сельскохозяйственной продукции, выращенной или произведенной ими на приусадебных или дачных участках .
———————————
См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 148.
Думается, контрактацией является не только договор, по которому продается непереработанная сельскохозяйственная продукция, но и договор на реализацию продуктов переработки сельскохозяйственной продукции, если переработчиком сельскохозяйственной продукции выступает ее производитель.
Применительно к квалификации обязательства как договора контрактации нет принципиальной разницы между правоотношением, по которому сельскохозяйственный производитель продает заготовителю помидоры, и обязательством, по которому он продает заготовителю томатные консервы, произведенные из выращенных им помидоров. В данном случае предмет договора и субъектные особенности продавца сохраняют специфику сельскохозяйственного производства, его зависимость от природных условий. Как следствие, существует то экономическое неравенство, которое обусловило правовую базу контрактации .
———————————
В.В. Витрянский считает, что по договору контрактации не могут реализовываться товары, представляющие собой продукты переработки выращенной (произведенной) сельскохозяйственной продукции, например масло, сыр, консервированные овощи или фруктовые соки. Реализация таких товаров, по его мнению, должна осуществляться по договорам поставки. (См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 149.)
Наибольшие трудности в юридической литературе и на практике вызвал вопрос о том, может ли быть предметом договора контрактации сельскохозяйственная продукция, уже имеющаяся у товаропроизводителя в момент заключения договора. Легальное определение контрактации, указывающее на то, что ее предметом может быть только продукция, выращенная самим продавцом, не дает ответа на данный вопрос.
Одни авторы считают, что применительно к контрактации под реализуемой сельскохозяйственной продукцией следует понимать как продукцию, которую еще предстоит вырастить (произвести) в будущем, так и продукцию, уже имеющуюся у сельскохозяйственного производителя в момент заключения договора. Главное, чтобы реализовывалась именно та сельскохозяйственная продукция, которая произведена либо выращена непосредственно производителем сельскохозяйственной продукции в его собственном хозяйстве .
———————————
См.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 149.
Другие исходят из того, что предметом договора контрактации могут быть только будущие товары, которые подлежат выращиванию или производству в условиях сельскохозяйственного производства .
———————————
См., напр.: Клейн Н.И. Гл. 5 в кн.: Гражданское право России: Ч. 2. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: БЕК, 1997. С. 121.
Представляется, что ответ на данный вопрос зависит от того, при каких условиях возникает экономическое неравенство сельскохозяйственного производителя и заготовителя, для устранения которого созданы нормы рассматриваемого института. Если законодатель исходил из того, что экономическое неравенство между сельскохозяйственным производителем и заготовителем, требующее отражения в нормах о контрактации, существует лишь в том случае, когда специфика сельскохозяйственного производства порождает риск неисполнения конкретного обязательства по передаче конкретной сельскохозяйственной продукции, то следует признать, что предметом договора контрактации может быть лишь такая продукция, которую продавцу предстоит вырастить (произвести). Если же законодатель имел в виду в принципе экономически зависимое положение сельскохозяйственного производителя, то нормы института контрактации должны применяться к отношениям по продаже товаропроизводителем выращенной им сельскохозяйственной продукции независимо от того, является ли предметом договора продукция, уже существующая на момент заключения договора, или продукция, которую предстоит вырастить (произвести) в будущем.
Анализ правовой базы института контрактации не позволяет определенно ответить на данный вопрос.
С одной стороны, статья 538 ГК РФ, устанавливающая, что производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший либо ненадлежаще исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии вины, в большей степени касается отношений по поводу продукции, не существующей на момент заключения договора. Весьма сложно обосновать спецификой сельскохозяйственного производства распространение льготного правового режима ответственности за вину на товаропроизводителя, не исполнившего или ненадлежаще исполнившего обязанность по передаче продукции, уже существовавшей при заключении договора.
С другой стороны, статью 536 ГК РФ, диспозитивно обязывающую заготовителя принять сельскохозяйственную продукцию у производителя по месту ее нахождения и обеспечить ее вывоз (и тем самым ужесточающую обязанности заготовителя), можно считать обусловленной экономическим неравенством, существующим в любых отношениях между сельскохозяйственным производителем и заготовителем.
Учитывая изложенное, для правильного применения положений о контрактации необходимо их официальное толкование высшими судебными инстанциями.
3. Поскольку договор контрактации выделен в ГК РФ как вид купли — продажи, следует признать, что формально фактор экономического неравенства сельскохозяйственного производителя и предпринимателя — заготовителя имеет нормообразующее значение только для отношений, направленных на возмездную передачу имущества в собственность.
В то же время существует как минимум еще один тип договора, к которому применимы положения, обусловленные

Читайте также:
Размеры парковочного места для легкового автомобиля гост

План работы:

Преимущества покупки этой работы:

– После заполнения формы Вам придет письмо с условиями Вашего заказа и разъяснениями.

  • Данная работа является авторской, в Интернете такой работы НЕТ.
  • Вы получите эту работу сегодня в самые кратчайшие сроки (от 15 минут до 4-х часов).
  • По Вашему желанию мы можем скрыть название и оглавление приобретенной Вами работы с нашего сайта на срок Вашей сдачи.

Отзывы наших клиентов

Большое спасибо за помощь. Андрей, 30.05.2016

Здравствуйте, Вера! Курсовая сдана на отлично! Надеюсь на дальнейшее сотрудничество! Елена, 21.05.2013

Верочка, спасибо вам — за такую шикарную работу, за теплые слова. Презентация — классная. Обнимаю Вас. Верочка, спасибо огромнейшее. Жду приговора. Ирина, 23.11.2013

Спасибо большое. Всё получила. Всё верно. С наступающими Праздниками. Наташа, 27.12.2015

В соответствии с заключенным договором нефтеперерабатывающий завод обязался поставить территориальному управлению Роскомрезерва 500 т топлива для реактивных двигателей и 300 т дизельного топлива. Покупатель произвел предварительную оплату, однако завод своих обязательств не выполнил.

В связи с этим покупатель обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании неустойки в размере 50% стоимости непоставленной продукции, предусмотренной Законом РФ «О поставках продукции и товаров для государственных нужд», и убытков в виде неполученных доходов. В ходе судебного заседания выяснилось, что договор заключался ответчиком на добровольной основе, в заключенном договоре отсутствует указание на его заключение на основе государственного заказа или квот.

Какое решение должен вынести арбитражный суд?

Директор ресторана обратился к садоводческому товариществу с предложением заключить договор, по которому в течение июня, июля и августа садоводческое товарищество должно будет передать ресторану продукцию, выращенную членами садоводческого товарищества (зеле­ный лук — 200 кг, укроп — 200 кг, петрушка — 200 кг, черная смородина -500 кг).

Читайте также:
С какого срока беременности ребенок считается жизнеспособным

На заседании правления садоводческого товарищества возникли воп­росы о том, к какому виду договоров относится договор, предлагаемый рестораном, а также о том, какую ответственность будет нести товарище­ство, если из-за погодных условий не удастся собрать такой урожай.

Как бы Вы ответили на эти вопросы?

Сельскохозяйственный кооператив заключил с АО «Агрофуд» договор, по которому обязался в течение 2004 г. поставить в адрес АО 4 т овощных консервов. Поскольку поставка консервов в установленный срок осуществлена не была, в январе 2005 г. АО обратилось с иском в арбитражный суд об истребовании от кооператива непоставленного товара, взыскании договорной неустойки за просрочку поставки, а также упущенной выгоды. В судебном заседании представитель ответчика пояснил, что неисполнение кооперативом своих обязательств по договору обусловлено плохим урожаем овощей в прошедшем году. Соответственно, поскольку вина кооператива в нарушении договора отсутствует, в иске следует отказать.

Разберите доводы сторон и решите дело. Повлияет ли на решение задачи то обстоятельство, что кооператив обязался поставить консервы, произведенные в результате переработки выращенной им же продукции? Должен ли суд исследовать причины плохого урожая овощей?

Между ООО «Селянка» и колхозом Победа был заключен договор, согласно которому обязалось поставить колхозу семенной картофель, а колхоз — вырастить из него товарный картофель и передать его ООО из расчета пять тонн товарного картофеля за каждую тонну полученного семенного картофеля. Общество полностью выполнило свои обязанности по договору, однако колхоз передал обществу только половину товарного картофеля.

В связи с этим ООО Селянка обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании стоимости непереданного ему товарного картофеля и предусмотренной договором неустойки за просрочку исполнения кооперативом своих договорных обязательств.

Какой договор заключен между сторонами? Зависит ли решение спора от наличия вины колхоза в неисполнении своих договорных обязательств?

Завод «Геркулес» сдал в аренду часть принадлежащих ему нежилых помещений фирме «Интенсивник». Собственником всех электрических сетей и энергопринимающего оборудования, находящихся на территории завода (в том числе и в арендуемых помещениях), являлась специализированная организация – АО «Ресурс-обслуживание», с которой фирма заключила договор снабжения электроэнергией сроком на один год. Однако через два месяца АО в одностороннем порядке прекратило снабжение электроэнергией арендуемых фирмой помещений.

Фирма обратилась в арбитражный суд с иском к АО «Ресурс-обслуживание» о понуждении последнего к выполнению своих договорных обязанностей, а также о возмещении причиненного незаконными действиями общества реального ущерба в размере 200 тыс. руб. и упущенной выгоды в размере 4,5 млн руб.

Читайте также:
Сгорел холодильник от перепада напряжения куда обращаться

В судебном заседании представитель общества возражал против удовлетворения иска. При этом он ссылался на то обстоятельство, что заключенный между обществом и фирмой договор, являющийся по своей природе субабонентским, ничтожен, поскольку заключен в нарушение ст. 545 ГК РФ без согласия энергоснабжающей организации – АО «Ленэнерго». Кроме того, по смыслу ст. 539 ГК РФ обязательной предпосылкой заключения договора энергоснабжения является наличие у абонента энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации. Фирма же не обладает правами в отношении находящегося в арендуемых помещениях энергопринимающего оборудования, что также свидетельствует о ничтожности заключенного договора.

Какое решение должен вынести арбитражный суд?

Балаганов на основании договора социального найма проживал в квартире государственного жилищного фонда. В связи с тем, что Балаганов в течение пяти месяцев не вносил плату за потребляемую электроэнергию, подача ему электроэнергии была прекращена со ссылкой на п. 5.1.3 Правил предоставления коммунальных услуг.

Считая, что данные действия противоречат положениям § 6 главы 30 ГК РФ, Балаганов обратился в суд с требованием возобновить подачу электроэнергии.

Правомерны ли действия по отключению граждан за неуплату электроэнергии?

Между фирмой «Ладога» (покупатель) и заводом «Рубин» (продавец) был заключен договор купли-продажи двух отдельно стоящих зданий. Однако в регистрации перехода права собственности на указанные объекты сторонам было отказано со ссылкой на незаключенность соответствующего договора в связи с отсутствием в нем условия о цене. В письменном отказе ГБР указывалось, что представленный договор устанавливает лишь балансовую стоимость зданий, без привязки этой стоимости к условию о цене.

Не согласившись с подобными доводами, стороны обратились в арбитражный суд с иском к ГБР о признании незаконным отказа в государственной регистрации перехода права собственности и обязании ответчика произвести указанную регистрацию.

Какое решение должен вынести арбитражный суд?

Изменится ли решение, если мотивом для отказа в регистрации явилось то обстоятельство, что цена в договоре устанавливалась не отдельно по каждому из объектов, а применительно к обоим зданиям вместе?

Никитин продал Костину жилой дом. Договор был удостоверен у но­тариуса. Костин вселился в дом, но зарегистрировать договор стороны не успели, так как Никитин заболел и вскоре умер, а основная часть необхо­димых для регистрации документов находилась у него.

Наследники Никитина потребовали выселения Костина, утверждая, что заключенный им с Никитиным договор недействителен, не осуществ­лена и передача жилого дома. Они же нуждаются в данном жилом доме, так как всегда использовали его под дачу. Кроме того, наследники счита­ли договор недействительным еще и потому, что в нем ничего не сказано о судьбе земельного участка, на котором расположен дом. Уплаченную Костиным денежную сумму они готовы вернуть.

Костин обратился в юридическую консультацию с просьбой разъяс­нить ему, действителен ли заключенный им договор и может ли он заре­гистрировать свое право собственности на дом и земельный участок.

Шаров купил дом у Петровой. Весной, через два года после покупки, подпочвенные воды затопили погреб, находившийся под домом, подмыли столбы, на которых стоял дом, и он дал осадку. Шаров предъявил иск к Петровой, в котором просил либо аннулировать договор купли-продажи дома, взыскав с продавца уплаченную за дом покупную цену, либо взы­скать с ответчика сумму расходов, которую необходимо затратить для ус­транения произведенных в доме разрушений и проведения дренажных работ.

Петрова в суде утверждала, что в данном случае речь идет не о недо­статках, обнаруженных в самом доме. Кроме того, всем известно, что в районе нахождения проданного дома каждую весну подпочвенные воды затопляют погреба и подвалы.

Подлежит ли иск Шарова удовлетворению?

В процессе приватизации завод стеклоизделий был преобразован в ак­ционерное общество. Не видя возможности сохранить производство из-за падения спроса на стеклоизделия, акционеры на общем собрании приняли решение о продаже предприятия. При обсуждении на собрании возник ряд вопросов, для разъяснения которых решили провести еще одно собра­ние и пригласить на него юриста. В частности, акционеры хотели выяснить: 1) чем будет отличаться договор продажи предприятия как имуще­ственного комплекса от договоров купли-продажи акционерами своих ак­ций; 2) может ли выступать покупателем гражданин Меладзе, который не является индивидуальным предпринимателем; 3) нужно ли уведомлять о предстоящей продаже предприятия кредиторов и можно ли будет продать предприятие без их согласия; 4) будет ли акционерное общество после продажи считаться ликвидированным, а работники — уволенными, или трудовые отношения с работниками будут продолжены уже с покупателем; 5) можно ли включить в договор купли-продажи помещения, кото­рые арендуются фабрикой, и перейдет ли к покупателю право их выкупа, которое принадлежит сейчас продавцу в соответствии с законодательст­вом о приватизации?

Если бы Вы были приглашены на данное собрание, то какие разъясне­ния по поставленным вопросам дали?

adminlawsexp
голоса
Рейтинг статьи

Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector