0

Состояние крайней необходимости в административном праве

Новая редакция Ст. 2.7 КоАП РФ

Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Комментарий к Статье 2.7 КоАП РФ

Состояние крайней необходимости не только исключает привлечение лица, совершившего определенное запрещенное комментируемым Кодексом деяние, к административной ответственности, но и вообще не считает такие действия административным правонарушением. Определение крайней необходимости в административном праве в целом соответствует пониманию ее в уголовном законодательстве. В соответствии со ст. 39 Уголовного кодекса не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментируемая статья закрепляет три обязательных условия признания состояния крайней необходимости:

— опасность должна быть непосредственной, а не абстрактной и способной наступить в будущем;

— она не могла быть устранена другими средствами;

— вред причиненный должен быть меньше, чем вред предотвращенный.

Наличие этих условий можно проиллюстрировать на следующем примере. Водитель, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, везет человека в больницу. Для того чтобы его действия были признаны совершенными в состоянии крайней необходимости, необходимо следующее. Во-первых, лицу, транспортируемому в больницу, должна угрожать реальная непосредственная опасность. То есть данное условие будет соблюдено, если ситуация требовала немедленного врачебного вмешательства в случаях, например, инфаркта, инсульта, приступа аппендицита и т.п. Во-вторых, отсутствовали иные способы срочно доставить больного в медицинское учреждение (не было других транспортных средств; иных лиц, способных управлять транспортным средством, но не находящихся в состоянии алкогольного опьянения и т.п.). В-третьих, управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения не повлекло причинение вреда жизни и здоровью третьих лиц. Только при соблюдении всех трех условий водитель будет освобожден от административной ответственности по ст. 12.8 КоАП.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса действия лица в состоянии крайней необходимости являются обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Другой комментарий к Ст. 2.7 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. В соответствии с данной статьей лицо не может быть привлечено к административной ответственности, если оно действовало в состоянии крайней необходимости. Из смысла статьи вытекает, что совершение лицом противоправного действия в состоянии крайней необходимости не является правонарушением, и, руководствуясь ст.24.5, производство по делу не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению. Крайняя необходимость является важным условием защиты личности и прав человека, охраняемых законом интересов общества и государства, способствует развитию социальной активности людей в охране правопорядка.

2. Законодатель, раскрывая понятие крайней необходимости, указывает на три условия, при которых противоправное деяние не является административным правонарушением:

1) причинение вреда охраняемым законом интересам для устранения непосредственно угрожающей опасности. То есть опасность должна быть не мнимой, а реальной, и не в будущем, а в настоящий момент;

2) опасность, угрожающая охраняемым интересам, не могла быть устранена иными средствами, т.е. не было возможности избрать другие меры для защиты, не причиняющие вреда. Орган (должностное лицо), рассматривающий данное дело, с учетом конкретных обстоятельств должен решить вопрос о том, являлось ли совершение противоправного деяния единственной возможностью для предотвращения вреда;

Читайте также:
Росреестр узнать статус заявления на регистрацию недвижимости

3) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный. При оценке предотвращенного и причиненного вреда следует учитывать значимость интересов, которые защищались и которые были нарушены. Бесспорно, что интересы, связанные с жизнью, здоровьем человека, более значимы, чем имущественные интересы. Если речь идет об имущественных интересах, то здесь должен быть применен оценочный критерий — стоимость вреда предотвращенного и причиненного.

При наличии всех этих условий причинение лицом вреда охраняемым законам интересам признается уполномоченным органом (должностным лицом) крайней необходимостью, т.е. не является правонарушением и не влечет административной ответственности.

В статье не конкретизируется, о каком лице идет речь. Представляется, однако, что признание крайней необходимости возможно и при совершении противоправного деяния юридическим лицом.

3. Крайняя необходимость по своему содержанию близка к такому понятию, как необходимая оборона. Необходимая оборона — это совершение лицом противоправного действия, действовавшим в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите государственного или общественного порядка, собственности, прав и свобод граждан, установленного порядка управления от противоправного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны. Но КоАП РФ не предусматривает института необходимой обороны.

Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Комментарий к статье 2.7 КоАП РФ

Состояние крайней необходимости не только исключает привлечение лица, совершившего определенное запрещенное комментируемым Кодексом деяние, к административной ответственности, но и вообще не считает такие действия административным правонарушением. Определение крайней необходимости в административном праве в целом соответствует пониманию ее в уголовном законодательстве. В соответствии со ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментируемая статья закрепляет три обязательных условия признания состояния крайней необходимости:

— опасность должна быть непосредственной, а не абстрактной и способной наступить в будущем;

— она не могла быть устранена другими средствами;

— вред причиненный должен быть меньше, чем вред предотвращенный.

Наличие этих условий можно проиллюстрировать на следующем примере. Водитель, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, везет человека в больницу. Для того чтобы его действия были признаны совершенными в состоянии крайней необходимости, необходимо следующее. Во-первых, лицу, транспортируемому в больницу, должна угрожать реальная непосредственная опасность. То есть данное условие будет соблюдено, если ситуация требовала немедленного врачебного вмешательства в случаях, например, инфаркта, инсульта, приступа аппендицита и т.п. Во-вторых, отсутствовали иные способы срочно доставить больного в медицинское учреждение (не было других транспортных средств; иных лиц, способных управлять транспортным средством, но не находящихся в состоянии алкогольного опьянения и т.п.). В-третьих, управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения не повлекло причинение вреда жизни и здоровью третьих лиц. Только при соблюдении всех трех условий водитель будет освобожден от административной ответственности по ст. 12.8 КоАП РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса действия лица в состоянии крайней необходимости являются обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Другой комментарий к статье 2.7 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Комментируемой статьей определены следующие квалифицирующие признаки крайней необходимости:

а) совершение действий хотя и указанных в КоАП, но не имеющих признаков противоправного деяния: своими действиями лицо пыталось предотвратить опасность, угрожающую общегосударственным интересам или законным интересам субъектов частного права;

Читайте также:
Скачать бланк заявления на загранпаспорт нового образца

б) лицо, осуществляющее правоохранительную функцию в состоянии крайней необходимости, предотвращает действия нарушителя, следствием которых могло быть причинение имущественного ущерба, телесного (физического) или морального вреда, а также действия, посягающие на публично-правовые интересы, либо пресекает длящееся противоправное деяние в тех случаях, когда ущерб (вред) уже причинен.

2. В соответствии с комментируемой статьей действие в состоянии крайней необходимости, причинившее более значительный вред, чем предотвращенный вред, квалифицируется в качестве административного правонарушения. Указанное действие в целом соответствует определению превышения пределов крайней необходимости согласно ч. 2 ст. 39 УК, однако имеются и некоторые различия: под превышением пределов крайней необходимости по смыслу УК признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда охраняемым законом интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

Таким образом, квалификация превышения пределов крайней необходимости при совершении преступления сопряжена не только с подтверждением объективных критериев (установлением размера причиненного вреда и его соотнесением с предотвращенным вредом), но и с определением субъективных факторов данного правонарушения, в частности с выявлением обстоятельств, при которых устранялась опасность. Характерно, что последний признак не принимается во внимание в случае установления состояния крайней необходимости при совершении административных правонарушений.

3. Квалифицирующие признаки крайней необходимости, как правило, учитываются только при производстве по делам об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП; при выявлении признаков бюджетного, налогового правонарушения они не принимаются во внимание. Согласно п. 1 ст. 111 НК к обстоятельствам, исключающим вину юридического или физического лица в совершении налогового правонарушения и соответственно его привлечение к ответственности, относится совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств. Однако указанные обстоятельства не нуждаются в специальных средствах доказывания, тогда как квалификация административных правонарушений, а также преступлений, совершенных с превышением пределов крайней необходимости, всегда сопряжена с установлением объективной стороны соответствующего правонарушения и подтверждением соответствующих фактов, т.е. в этих случаях, в отличие от налогового проступка, необходимы специальные средства доказывания.

4. По смыслу данной статьи, а также ст. 2.10 КоАП квалификация состояния крайней необходимости возможна и применительно к юридическому лицу.

Действие лица в состоянии крайней необходимости согласно п. 3 ст. 24.5 КоАП относится к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении: производство в этом случае не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. В данном случае квалифицируется событие административного правонарушения: факт совершения лицом действия, предусмотренного КоАП, за которое установлена административная ответственность, — однако отсутствует состав административного проступка: указанное действие не является противоправным и виновным. В отличие от КоАП, при квалификации признаков превышения пределов крайней необходимости согласно УК учитывается субъективная сторона состава преступления: указанное превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

5. Нарушение гражданского законодательства, совершенное в состоянии крайней необходимости, как правило, не учитывается при применении гражданско-правовых санкций; во всяком случае, это сопряжено с приведением веских доказательств лицом, не исполнившим или ненадлежащим образом исполнившим обязательство: данное лицо должно доказать, что надлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК). Характерно, что данные признаки присущи частноправовым отношениям, при совершении административных правонарушений и преступлений подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность. См. также комментарий к ст. 16.6.

Ст 2.7 КоАП РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года

Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Комментарий к статье 2.7. КоАП РФ:

1. Комментируемая статья не только освобождает лицо, совершившее административное правонарушение в состоянии крайней необходимости, от административной ответственности, но и не считает такие действия административным правонарушением. Именно так институт крайней необходимости понимается и в уголовном законодательстве. Статья 39 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости. Точно так же в административном праве не является административным правонарушением причинение вреда охраняемым законом об административных правонарушениях интересам в состоянии крайней необходимости.

Читайте также:
Привлечение юридического и должностного лица к ответственности

2. Под вредом, причиняемым охраняемым законом интересам, имеются в виду различные действия, образующие состав административного правонарушения, влекущего административную ответственность. При совершении таких деяний в состоянии крайней необходимости отсутствует признак вины.

Институт крайней необходимости способствует повышению социальной активности людей, предоставляет им возможность принимать участие в предотвращении вреда правам человека, интересам государства и общества.

3. Объектами защиты от угрожаемой опасности являются личность и права данного лица или других лиц, охраняемые законом интересы общества и государства. Указание в первую очередь на личность и права человека полностью соответствует провозглашенным в ст. 2 Конституции РФ положениям о том, что человек, его права и свободы — высшая ценность, а их признание и защита — обязанность государства.

4. В комментируемой статье раскрывается содержание понятия крайней необходимости и приводятся условия, при которых действия лица в этом состоянии не являются административным правонарушением.

При крайней необходимости происходит столкновение двух интересов: угроза причинения вреда одним правоохраняемым интересам устраняется путем причинения вреда, хотя и меньшего, другим.

5. Состояние крайней необходимости возникает, когда имеется действительная, реальная, а не мнимая угроза указанным интересам. Не будет крайней необходимости, если угроза указанным охраняемым интересам может возникнуть в будущем. На это прямо указывают слова текста статьи "для устранения опасности, непосредственно угрожающей".

Источниками угрожающей опасности при крайней необходимости, в частности, могут быть стихийные силы — наводнения, пожары, землетрясения и др., дикие или домашние животные, например при их нападении на человека; источники повышенной опасности, например неисправная автомашина; человек, причиняющий или угрожающий причинить вред правоохраняемым интересам.

6. Действия лица, устраняющего угрозу указанным правоохраняемым интересам, формально образуют состав одного или нескольких правонарушений, предусмотренных соответствующими статьями Кодекса или закона субъекта РФ, устанавливающего административную ответственность за административные правонарушения. Например, в случае нарушения Правил дорожного движения одним водителем другой водитель, едущий на встречной автомашине, чтобы спасти жизнь пассажиров обеих машин, нарушает правила маневрирования, т.е. тоже нарушает правила дорожного движения, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.14 Кодекса. Для ликвидации пожара может возникнуть необходимость в нарушении правил водопользования (ст. 8.14), незаконной порубке деревьев, кустарников (ст. 8.28), порче сельскохозяйственной земли (ст. 8.6) и др. Для защиты людей от нападающего животного иногда бывает необходимо произвести выстрел в населенном пункте, что образует состав правонарушения, предусмотренного ст. 20.13 Кодекса.

7. В данной статье приводятся два условия, при наличии которых лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, не рассматривается как совершившее административное правонарушение. Первое из них: невозможность устранения возникшей угрозы правоохраняемым интересам иными средствами. И второе — причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный.

Причинение вреда правоохраняемому интересу можно признать оправданным, если у человека не было иного выхода для спасения более ценного блага. Поэтому при обнаружении угрозы правоохраняемым интересам должны изыскиваться непротивоправные пути предотвращения или устранения такой угрозы. Если такой возможности нет, должны приниматься меры, минимально нарушающие правоохраняемый интерес, т.е. совершаться такие действия, которые образуют наименее опасные правонарушения. Вопрос о том, являлся ли использованный для предотвращения вреда способ единственно возможным, решается с учетом конкретных обстоятельств дела.

Для сопоставления вреда предотвращенного и вреда причиненного нужно учитывать социальное содержание интересов защищаемых и нарушаемых. При сопоставлении жизни и здоровья человека и имущественных интересов предпочтение отдается жизни и здоровью людей. Если для защиты имущественных интересов нарушаются такие же интересы, применяется стоимостный фактор оценки вреда причиненного и предотвращенного.

8. Если лицо, совершившее нарушение, влекущее административную ответственность, действовало в состоянии крайней необходимости, производство по делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. Решение по этому вопросу может быть принято как при составлении протокола об административном правонарушении, так и при рассмотрении дела (см. п. 3 ч. 1 ст. 24.5).

adminlawsexp

adminlawsexp

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о